gototopgototop

Последние комментарии

RSS
Боль мастера PDF Печать E-mail
Публицистика - Терехов Виктор


На берегу Финского залива, в местечке Mustikkavaa собралось наше Объединение русскоязычных литераторов Финляндии. Опаздывал Тойво Ряннель, ждали. Синяя гладь моря плавно колебалась, корабельные сосны, темно-зеленые ели, березы. Природа как и в России, да не совсем. Рядом беззаботно расхаживают длиннохвостые черно-белые сороки, а у сосен пластины коры крупные четки. Березы больше похожи на плакучую иву, ветви свисают длинными нитями к земле. Сидим на лавках в беседке за деревянным столом, рядом кирпичная печь: можно насобирать сухих сучьев и жарить колбасу.

Кругом тишь, чистота, порядок. Вот наконец и Тойво Ряннель в сопровождении поэтессы Татьяны Кивинен. Она стройная, резкая в движениях, у него грузная фигура, тяжелая поступь, о чем-то оживленно беседуют. Оказалось, не сразу отыскали нас, но не напрасно блуждали: Ряннель по дороге присмотрел места, где он будет рисовать пейзажи. Как говорится «нет худа без добра».

Когда я жил в Карелии, то не слыхал о Тойво Ряннеле ничего. Его хорошо знают в Сибири, да и себя он называет «сибиряком». В одно время художник хотел переехать в Карелию, да письмо его где-то затерялось в недрах Союза художников, хотя, министерство культуры письмо туда пересылало.

Родился будущий народный художник, академик Петровской академии наук и искусств, поэт и писатель в 1921 году в деревне Тозерово на Ладоге, в крестьянской семье ингерманландских финнов. В 1931 году семья была репрессирована и выслана в Сибирь на вечное поселение. О буднях на грани жизни и смерти им написан роман «Мой черный ангел». Роман автобиографичен, но написан не в жанре нон-фикшн, когда автор знакомит со своей биографией, и всем что сохранила память. Двумя-тремя штрихами Тойво Ряннель рисует человека, быт репрессированных и самые тонкие душевные переживания героев. Вот как показан земляк Ронгонен Матвей Петрович. «Седой и розовый, он слабой улыбкой как бы благословил мои книги, он аккуратно, бережно касаясь скрюченными пальцами сохранившими желто-зеленые пятна крестьянских мозолей, перебирал плотные страницы бунинского томика». Или чувства отца. «Отец, не надо мелочиться. У нас отняли все – родину, землю (Земля крестьянам!), дом, гражданство, наконец, могут отнять честь, так как мы вынуждены врать и творить мелкие махинации... Но достоинство у нас не отнять, если сами не позволим...» Отец был тронут моим пылким красноречием, он даже на минуту потерял голос. Потом тихой хрипотцой сказал: «Я очень доволен... Вырос-таки в доме мужик...». В описаниях природы всегда присутствует настроение автора. Как и в живописи его пейзажи свежи, зримы. « ..Туман поднялся к плоским вершинам невысоких гор, солнце, еще по-летнему ласковое, деликатно пыталось вернуть нам состояние теплой безмятежности первых дней похода. Но все же была осень: по зеленым прядям берез пробежали первые золотые искры, наш плот обогнал бледно-красный осиновый лист, гонимый еле заметным, но холодным ветром...» (Из повести «Пороги Катанги»).

Надо учитывать, что автор в биографических произведениях ограничен в построении сюжета, у него нет беспредельной свободы творчества: фабульные нити внезапно обрываются, люди неожиданно расстаются навечно. Так продиктовано судьбой: смертельная болезнь, несчастный случай, расстрел. Читатель ясно ощущает черные времена, неуверенность в завтрашнем дне, страх, робкие надежды на лучшую долю и волю всей семьи Ряннеля сохранить человеческое достоинство. Кто же он, Черный ангел? Тойво Васильевич объясняет, что это его ангел-хранитель, которому он в молодости обещал отдать душу за чистый паспорт (что означало – свободу) и всемирную славу. Мистика? Не знаю, не знаю... Работы Тойво Васильевича Ряннеля сегодня хранятся не только в Третьяковке, но и во многих музеях мира, частных коллекциях. В жизни масса необъяснимых явлений и событий. После многолетних поисков ему удалось разыскать убийцу своего репрессированного брата в городе Сортавала. При виде Ряннеля отставной майор, расстрельных дел мастер, потерял сознание и скончался. Вот как об этом написано в книге: «Я никогда никого не пугал своим сходством с братом. Возможно, он от страха увидел за моими плечами вздыбленные черные крылья».

Летом 1987 года я написал статью в «Ленинскую правду» о том, что послевоенное поколение ингерманландцев и карел забывают родные языки, не написаны еще книги о трагических судьбах ингеманландских финнов. До сих пор удивляюсь, но статья была частично опубликована. Некто Молоканов в ответной статье «И русский… и финский» обвинил меня в клевете. Да бог с ним, не посадили тогда, и на том спасибо. Время было смутное, даже Солженицына стали издавать только через 2 года. Но Молоканов все-таки признал существование ингерманландцев, а это уже был прорыв. В СССР о таком народе официально и не говорили никогда. Во всех СМИ началась полемика о языках республики. И все-таки, тогда я мечтал о художественных произведениях, в которых отразилась бы судьба всего народа, как в романе «Черный ангел», но их мало в Карелии даже сегодня. Простые люди, не дождавшись вдохновений прозаиков, озабоченных модными темами, бесхитростно, неумело поведали миру о своей горькой доле на страницах газет и журналов. Есть ли еще такие откровения и в таком большом количестве у других народов?

В 1939-ом с особого разрешения спецкомендатуры Тойво Ряннель поступает в Омское художественное училище. В Сибири, которая стала малой родиной, он состоялся как личность и как художник. Именно здесь были созданы эпические полотна «Горные кедры», «Рождение Енисея», «Угрюм река», «Тропа великанов» и др.

Однажды мне посчастливилось побывать в мастерской художника. Первое ощущение от картин - они живые. В каждой картине свое особое настроение: вот вечно юная сибирская весна, спокойное озеро и два белых лебедя, горная река несется вскачь, чуткая ночь с ясным месяцем и светлыми блестками звезд. Сразу захотелось побывать в Сибири, увидеть места, где творил мастер, но вряд ли я увижу это глазами художника. Возникнут совсем др. ассоциации, чувства. Когда вижу картину «Горные кедры», то невольно думаю о судьбе ингерманландских финнов. Самые талантливые и трудолюбивые его представители всем смертям и лишениям назло известны далеко за пределами России. Они, как эти богатыри-кедры, стойко стоят на горной вершине, обдуваемой свирепыми ветрами, и приходят на ум финские фамилии: Армас Мишин, Тойво Ряннель, Роберт Винонен, Леонид Гильди...

Тойво Ряннель, показывая картины, сказал, что одну уже несколько лет не может закончить, не нашел верного решения. Повторял, что природа в Сибири мужественная. Я не понял: ведь такое определение более уместно по отношению к человеку, потом осенило – природа для мастера живая.

Рисовал он также портреты современников, людей простых и широко известных, таких как Виктор Астафьев. Осенью 1996 года в Красноярске отмечалось 75-летие со дня рождения Т. Ряннеля, на выставке побывал В. Астафьев, он сказал: «Есть хорошее слово –«кореш». Единственное из блатных, которое я приемлю, которое бы я внедрил. Вот Ряннель – это «корешок», он жил здесь, мы не часто встречались. Я человек занятой, он работает много, но ощущение в душе очень хорошее от одного только сознания, что Тойво где-то рядом, что он работает. У него много друзей. Он со многими общался, но самое главное – он много работал. Он от Бога счастливый, от Бога одаренный человек. Ему дано не только писать хорошо, но и дружить хорошо, быть всеми уважаемым ». Невольно вспоминаются слова Леонардо да Винчи: «Счастье дается тем кто много трудится».

Есть такое мнение, что люди очень одаренные, гениальные, своими творениями указывают человечеству путь из настоящего в будущее, но в случае с Тойво Ряннелем, мне кажется, предназначение их более сложное: это мост не только в будущее, но и в прошлое, чтобы не рушилась связь времен. Художник не приемлет новаторских течений в искусстве, а придерживается классических направлений. Современные художники Финляндии не понимают его, а Ряннель их. Известно его высказывание в адрес современного искусства: «Ну что это за искусство! Нарисуют пару рыбацких сапог, потом эта картина год висит на выставке». «После Хелене Шьерфбек и Аксели Галлен-Каллела в Финляндии художников нет». Министр культуры после этих слов сам пришел к нему в мастерскую, спросил: «Ну как вы могли?» Он ответил, что 8 лет провел в сталинских лагерях, поэтому, если его завести, то можно услышать и не такое.

И вот сейчас на берегу Финского залива я напомнил мастеру эту историю. Тойво Ряннель, спокойный, задумчивый, уставший от жизненных горечей, славы долго молчит. Может не расслышал или не желает возвращаться к больной теме? Полное круглое лицо, седая челочка, взгляд человека обдумывающего что-то очень важное. Наконец говорит: «Я был в Венеции на биеннале, видел картину норвежского художника: чучело человека утоплено в ванне. Чучело как живое, даже пяточки грязные… Интересно, что он хотел этим сказать? Надо было, конечно, почитать объяснение к той картине..». Полностью согласен: искусство имеет право быть понятным. Тойво Ряннель автор прозаических произведений «Черный ангел» и «Незваный гость», эссе о художнике Д. И. Каратанове. Им издано шесть поэтических сборников: «Капля в море», «Сверкнула пламенем Жар-птица», «Горные кедры», «В кругу друзей», «Тропа через век», «По перламутру белых рос». Что касается живописи, то эксперты искусства приходят к единодушному мнению: сейчас он даже более талантлив.

Тойво Васильевич охотно говорит о своих планах. «Через месяц поеду в Сибирь, не успел до конца довести намеченную работу. Весной был и опять в путь-дорогу. Полтора часа на самолете до Москвы, четыре до Сибири». А ведь в следующем году гению труда и воли исполнится 90 лет!

Работа Тойво Ряннеля известна: связана с живописью и литературой. Как в песне: «…старость меня дома не застанет, я в дороге, я в пути».

В поэзии художник придерживается эпическо-повествовательной манеры, как знать, может он порадует еще своих читателей и поэмой. Стихи искренние, покоряют знанием жизни, после прочтения на душе светлей:

« Я сибиряк, рожден в России,

Отмеченный в ее судьбе,

Но предков зов могучей силой

Перетянул меня к себе.

Оставил Ангару и Лену

И богатырский Енисей

Ничуть не чувствуя измены

Перед самой Россией всей.

Веселый гражданин Вселенной

Без малой родины моей

Большой планеты вечный пленник

Приговорен любовью к ней...».

2009 год.

 

Для добавления комментариев, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Затем, войдите, как пользователь.

 

Меню пользователя

Авторизация



Кто онлайн

Сейчас 151 гостей онлайн

Лента новостей кино