gototopgototop
Главная Проза Мисаилова Виктория Слышу голос из Прекрасного Далека

Последние комментарии

RSS
Слышу голос из Прекрасного Далека PDF Печать E-mail
Проза - Мисаилова Виктория

(Продолжение. Глава 4 ЗДЕСЬ)

Глава 5

 

На спор

”Ты знаешь, что ты ему нужна, ты даже знаешь, что необходима. Ты теперь есть в его жизни, и всё. И он может спокойно и счастливо жить дальше. Но тебя-то это не устраивает! Ты не можешь конкретно и определённо сказать, чего бы ты хотела. Но то, что ты хотела не этого, это ты знаешь точно. И ты провоцируешь ситуацию, чтобы хоть ненадолго вернулось то состояние трепета и остроты, которое почему-то куда-то исчезло. ”

E. Гришковец

 

Оля до сих пор чувствовала себя неуютно, когда Андрей держался на людях довольно отстранённо, выглядел каким-то придуманным. Она не могла совместить его с тем нежным, трепетным Андреем, которого она знала и любила, когда они оставались наедине.

На пороге было Восьмое марта. Этот день служил для Оли своего рода проверкой на чувства. Но сегодня Оля, что называется, встала не с той ноги.

Праздник ворвался в дом с утра пораньше с назойливым телефонным нытьём.

– Аллё, – пробормотала Оля, протирая заспанные глаза.

– Привет, солнышко. Хватит спать. Весна стучится в твой дом. С женским днём тебя!

Сон вдруг как рукой сняло. Ловя на другом конце провода до боли знакомые нотки, эхом резонирующие в дебрях памяти, Оля схватилась за стенку и дрожащим голосом пробурчала:

– Ну да, спасибки, конечно. Хотя ты говорил, что я не женщина, а пацан в юбке.

– Ну да говорил, – раздался смех из трубки, – а ты, как ребёнок, веришь всему, что говорят? – тон смягчился,– ну-ну. Не обижайся, солнце моё.

“Что это ещё за Солнце!?” – заметила Оля.

– Ладно. Все мы дети Солнца и каждый из нас завоёвывает себе место под ним. Не называй меня больше так. Солнышко, ещё куда ни шло.

– Хорошо. Только я думаю, что ты у меня женщина с большой буквы, а не какая-нибудь укротительница или борец за тёпленькое местечко.

– Ну это как сказать, как сказать...Современной женщине укрощать да обуздывать – сподручное дело, не правда ли?

– Ты как всегда права. А ты не хотела бы укротить тогда меня на сегодня?

– Ахааа, – самодовольно заурчала Оля, – звучит заманчиво.

– Тогда давай через пару часиков у меня? Тебя здесь сюрприз ждёт.

Оля повесила трубку. "К чему этот напыщенный пафос! И почему он вспоминает только на 8 марта о том, что я женщина. Кто придумал дарить женщине цветы именно на 8 марта?! А в другие дни она что, не женщина!? Когда мне надо его внимание и тепло, ему не до меня. А как в расписание красный день календаря, так, пожалуйста, не жизнь, а сплошная показуха,- рассуждала Оля, съёжившись от холода,- неужели взрослые все такие.”

Однако Оля в противовес всем своим рассуждениям выскочила на улицу. Ноги сами понесли к нему. Она доехала на такси и, рассчитавшись с водителем, забежала в подъезд. С предвкушением чего-то романтического, затаив дыхание, она быстренько зацокала каблучками по ступенькам. Пронзительная музыка Ванессы Мэй и запах шашлыков доносились с двери..

Тук-тук-тук, постучалась она в дверь, но никто не ответил. Тогда Оля приоткрыла её и тихонько вошла. Андрей с его другом, вальяжно развалившись в креслах, вели непринуждённую беседу.

– Ты кого-то ждёшь? – спросил Алексей.

– Да, своё Солнышко. Обещал ей праздник

Оля засмотрелась на своего кавалера. Хотя в его внешности не было ничего особенного: парень как парень, с раскосыми бровями, едва проклёвывающей щетиной, придающей оттенок возмужалости. Оля ценило его не за это. Она уважало его чувство собственного достоинства, чувство такта и внутренней само дисциплина. И всё же в нём чувствовался какой-то надрыв, душевное контузия, словно какой-то неодолимый червь грыз его изнутри. Этот червь время от времени выползал наружу, являясь в циничной, язвительной ухмылке.

– На твоём месте я бы не шёл у неё на поводу. Мало тебе одной головной боли с женой, не успел развестись, как снова в тот же омут с головой. На кой лад она тебе? Она же совсем ещё ребёнок! Чемодан без ручки, да и только!

Слова Алексея вмиг охладили Олин пыл.

Ей стало интересно, чем закончится их разговор. Так же незаметно как вошла, она вышла на цыпочках за дверь.

– Эт точно. И нести тяжело и выкинуть жалко, – продолжал Андрей свои умозаключения, – сам не знаю, зачем. Просто мне с ней хорошо и всё.

– Олеська, конечно, девчонка непредсказуемая, я тебя понимаю, но ты же сам прекрасно понимаешь - любят одних, а женятся на других.

– А кто тебе сказал, что я на ней жениться собираюсь! Ольга большая фантазёрка на этот счёт. С ней прикольно. Да. Но окольцовывать себя я больше ни с кем не собираюсь. Хватит, хлебнул на свою голову. Свобода в браке – это сплошная фикция. Ты добровольно связываешь себя по рукам и ногам тремя простыми словами, которые ты когда-то имел неосторожность произнести вслух. А что я виноват, если мой зверь кушать просит. Я ведь не могу ему приказать не хотеть. А если ему вдруг запреспичит другая, ну что поделаешь! Се ля ви. С кем не бывает. Нет уж. Я за свободную любовь!

– Ну смотри, как бы твои трах-тибидох не зашли бы далеко, а то залетит ведь, как пить дать залетит, что делать будешь?

– Что, что. Мне эти хвосты сейчас не к чему. Однозначно, аборт!

Мужчины сидели у камина и неторопливо поцеживали красное вино.

Олю от неожиданности бросило в пот. Сомнения роем закопошились в голове. Она сердцем чуяла, что Андрей кривит душой, что так нельзя. Оля ощущала себя по другую сторону баррикады. Не в силах больше оставаться здесь, юная девушка, выскользнула на цыпочках за дверь. Раздававшийся из его квартиры ломаный и капризный голос Бьёрк напоминал Оле о последней их ночи.

”Исчезнуть, испариться, никогда больше не появляться в этом доме”,- решила Оля, убегая от него прочь.

Алексей с Андреем так ничего и не заметив, продолжали мирную беседу.

– Сказать тебе честно? – оживлённо обратился Алексей, – мне ведь Оля тоже нравится.

– Ну и что? – настороженно спросил Андрей, – не тебе одному она нравится.

– Я к тому, что я бы тоже не прочь... Ну сам понимаешь, – двусмысленно намекнул Алексей.

– Что понимаешь? – вздёрнул бровь Андрей, многозначительно глянув Алексею в глаза, и добавил, – я к тому, что я бы у тебя её забрал. Ну когда надоест...

– Забудь! Ольга не такая.

– Ай, да брось ты! Все они из одной колоды. К каждой нужен лишь свой прайс-лист.

Кровь хлынула к вискам. Андрей, сам не желая себя выдавать, покраснел, как пожарная машина. Возникло желание набить морду другу, послать его к чертям собачьим, но Андрей сдержался. Он был зависим от него по бизнесу. Алексей когда-то вложил все свои деньги в их компанию и фактически это была фирма Алексея.

– И всё же, и всё же... Совершенных людей не бывает, учти. А давай на спор, если она со мной переспит, то она будет моей. А если нет, то я в вашу жизнь не лезу.

– Давай, – сдерживая эмоции, ответил Андрей.

Оля выскочила, как пробка, во двор. Первым делом она ринулась к друзьям в бар.

Как же ей было плохо сейчас! Как тошно! Только одна она такая – бедовая!

В баре Ольга намахнула сразу две стопки, занюхала куском хлеба, как делал её дед, и, всматриваясь в происходящее вокруг, стала ждать просветления разума. Играла песня ”А я нашёл другую”

Полупьяные мужчины вальсировали с пьяными женщинами, повисшими на их плечах. На лицах танцующих отражалась вялотекущая шизофрения. Молодые кавалеры смущенно вели дам, сбиваясь с ритма. Водка начинала действовать, Оля становилась всё раскованней и смелее.

Ей было плохо с Андреем, но ещё хуже без него. Она боялась перемен и не представляла себе жизни без него. Под конец вечера она совсем “надралась” и ей ничего другого не пришло в голову, как пообщаться со своим “солнышком” по телефону. Вернее, она просто хотела услышать его голос.

– Алё, – прохрипел Андрей в трубку.

– Андрей, это я. Я здесь, в Листике, с мэмээсовскими, приходи, мне надо с тобой поговорить.

– Ой, приветик, солнышко. Ты что? Наклюкалась что ли? Голос такой пьяненький, – засюсюкал он, как с ребёнком.

– Нет, это ты там клюкаешь, а мы не пьём из мелкой посуды, – заплетаясь по слогам, еле выговорила Оля, – Приходи сейчас же! Я жду! – выпалила она и бросила трубку.

Оля продолжала безразлично принимать от мужского пола поздравления с Восьмым мартом, пила вместе с ними за присутствующих здесь дам и краем глаза поглядывала на дверь. Но Андрея всё не было. Он так и не пришёл. Люди плыли куда-то, чего-то ужасно хотели друг от друга, а ей было всё уже до лампочки. Она лишь пила стопку за стопкой. Не желая думать о нём, она всё же снова и снова спотыкалась об эти мысли. И всё же совсем в другой интонации. Обида казалась надуманной, как и сам Андрей со своим деловым миром. Оля схватилась за телефонную трубку с барной стойки и, заикаясь, обратилась к парню, сидевшему с ней по соседству.

– Не ну ты представляешь! Он просто со мной отвлекается от работы, – жаловалась она.

– Во козёл. Он тебя обидел? – понимающе возмутился парень.

– Да, – сказала Оля, насупив нижнюю губу.

– Нехорошо так с хорошей девушкой и на 8 марта...

– Вот и я так думаю, – сказала она. И, что-то прикинув в голове, добавила:

– A что если я сейчас наберу номер. А ты скажешь "Листик посылает тебя на х..." ?

– Ну давай, – уступил ей парень.

Оля тут же набрала номер и протянула ему трубку.

– Листик посылает тебя на х...– просопел молодой человек

– Есть, – подпрыгнула Оля, по-ребячески ликуя от своей проказы.

 

Оля уже привыкла просыпаться с мыслью о нём. Она буквально осязала его присутствие рядом, чувствовала его и относилась к нему так, как будто это был её ангел-хранитель. А бывало, наоборот, лежа возле него, она представляла, как укутывает его в свои объятия, укрывая его от ураганов, дефолтов, наводнений, а он, такой колючий и беззащитный, спит безмятежно на ее руках да сладко посапывает. Вдруг момент блаженства прервала пронзительная боль в висках. Ого! Кажется праздник удался... Ольга потихоньку открыла отекшие веки, и начала буквально выуживать информацию из засорённого блока памяти. Картинки с танцами на столе под гармошку какого-то дедушки, случайно оказавшегося в баре. И вдруг картинки встали на места и ожили. Андрей не пришел в бар, его странный разговор с другом, а потом ещё и это: ”Листик посылает тебя на х..”. Тогда, по пьянке, это почему-то казалось забавно. ”Мдааа... Это уже явный перебор! ” – с сожалением вздохнула Оля. Теперь она окончательно протрезвела. Она укрылась с головой под одеяло и свернулась калачиком, боясь допустить мысль о том, что теперь будет. Перебирая в голове всевозможные варианты, она решила вывести его, так же, как он вывел из себя её саму. Даже более того, она считала Андрей вчера за разговором с Алексеем поступил нечестно, подло – он струсил перед другом.

– Тёть Люд, а тёть Люд, – позвала Оля, – идите сюда!

– Ну что, проснулось наше счастье, проснулось наше солнышко! – запричитала Людмила Сергеевна, с утра пораньше забежавшая к матери на бабский перекур.

–- Лучше не называйте меня солнышком. Я теперь сплошная черная туча. Теть Люд, я могу попросить вас кое о чём, – спросила Оля, сменив шутливую тональность .

– Конечно, Оленька, проси, чего хочешь. А чего ты хотела? – добродушно улыбаясь, поинтересовалась она.

– Вы могли бы позвонить одному парню, спросить, где я? – попросила Оля на полном серьёзе.

– Как где?! Вот же ты! – не догоняла тётя Люда.

– Да нет. Вы представьте, будто бы меня нет. Мол, вы с мамой волнуетесь, а меня нет. Не пришла я домой со вчерашнего. Короче, надо разыграть одного парня.

– Хорошо, так может для убедительности мне представиться твоей мамой.

– Ой, будет то, что надо! Супер! – воскликнула от восторга Оля.

Тетя Люда как человек исторический принимала активное участие во всякого рода женских историях и не брезговала никакими средствами во имя любви.

– А, – махнула она рукой, – была не была.

Оля не долго думая набрала номер Андрея.

– Здравствуйте, это вы Андрей? Это Олина мама вас беспокоит. Ольга со вчерашнего дня еще домой не приходила. Она не у вас случайно?

– Случайно нет? – повторила встревоженным тоном тётя Оли, – ну тогда извините за беспокойство, – тётя Люда озабоченно глядя в одну точку, положила трубку.

– Да … А голос-то у него дрожал.

– Да это он просто растерялся, так-то он и виду не подаст, что его задело. И чего человеку надо?! Не понимаю! Что он всё ищет?!

– Да им всем одно только надо. Запомни, девочка моя, одну простую вещь: любят одних, а женятся на других, – заключила тётя Люда, судя на это дело с колокольни монашеской. Сама же она в своих небезупречных романах отнюдь не страдала от допущения исключений из правил.

 

Телефонный звонок Олиной мамы как-то выбил Андрея из колеи. Он должен был идти в налоговую. Но все деловые встречи были отменены, пропал интерес к работе. Непонятно откуда взявшаяся усталость буквально рубила с ног. Напуганный Олиной сумасбродной непредсказуемостью, он теперь не знал, как быть. Любит ли она его на самом деле или это просто игра воображения? Неужели она и правда ему может изменить? Нет, это просто бред какой-то! Она?! Ему?! Он не мог понять причин такого противоречивого поведения. Скорей всего, она переночевала у подруги и всё. Однако его мужское самолюбие было задето. ”Она не слишком много на себя берёт?! Никто не посмеет посягнуть на мою свободу. Кто она мне такая!? Почему я должен переживать за неё,” – пытался ретироваться он в собственных глазах.

После школьной скамьи Андрей должен был переехать к родителям в Финляндию, но в последний момент передумал. Здесь был его дом, его Родина. Оказавшись без родительского присмотра, один, в трёхкомнатной квартире, Андрей поначалу окунулся в запертый для него, уличный мир. Он пошёл в хиппи, вернее это хиппи пришли к нему. Любой хиппи, приезжавший в город, мог забуриться к Андрею на ”ночлег” и остановиться там на неопределённый срок.

Хиппи провозглашали свободную любовь, творческий полёт мысли и свободный секс. "Если это приятно – делай это!" – гласил их лозунг. Устраивая с новоиспечёнными друзьями в своей квартире ежедневные ”праздники жизни”, напиваясь до одури и покуривая травку, очень скоро Андрей пресытился таким времяпровождением. Устал. Он чувствовал, что что-то очень важное ускользает из его самообладания. Он всегда хотел что-то для себя значит как личность, хотел найти свой путь жизни. Тогда Андрей подался в психологи. Внезапно жизнь кардинально поменялась на 180 градусов. Турпоходы, практики на картофельных полях, похлёбка из общего котла, сессии, общаговские посиделки до утра...

Тогда-то, на курсах, ему приглянулась одна девушка. Её алые губки изрекали какие-то напыщенные пафосом, пустые речевые обороты, а Андрей смотрел на эти припухшие губы и думал, как могут они так соблазнительно открываться и закрываться. Открываться и закрываться. Умиление всё же улетучилось после первой же пьянки. Невинное создание огорошило его, что она ждёт от него ребёнка и будет рожать. Андрей был в шоке. Его просто поставили перед фактом. Он не знал, что делать. Речь ведь шла о его собственном ребёнке! Но Лена уже всё для себя решила и железным тоном сказала: ”Будем жить, как все живут."

Как все, однако, не получилось... Весь их брак оказался фикцией. Изначально шитый белыми нитками. Андрей изменял Лене с другими женщинами. В один из таких дней его, что называется, застукали, жена наткнулась на чужое нижнее бельё на их брачном ложе. Недолго думая, она собрала свои вещи и уехала от него, а он не стал её догонять. Казалось бы, Андрей мог бы свободно вздохнуть. Но с уходом жены в его доме почему-то поселилась хандра и страх одиночества. По иронии судьбы как раз в этот жизненный период Андрей и повстречал Олю. Своим безумным вторжением в его чётко расписанную жизнь Ольга разбудила его к жизни иной. Она выводила его на волну какого-то пофигизма. Ему хотелось лишь ловить с ней последние поцелуи лета, кружиться в листопаде разукрашенных деревьев и творить любовь.

Андрей твёрдо решил больше не женится, хватит с него этой беспросветной кабалы. Он захотел стать влиятельным человеком города и на женщин не размениваться, использовать их лишь по нужде. Это цель и была ознаменована им идеей Фикс.

Однако, как в народе говорят, чувствам не прикажешь. Он не находил себе места после того странного звонка незнакомой женщины. Оля была вне зоны досягаемости, а он здесь. Один! Где она может быть?! С кем? Так равнодушно относиться к своим ближним?! Это просто предательство!

Андрей достал из письменного стола потрёпанную, как лоскуток, записную книжку, которую он завёл ещё со студенческих времён, и судорожно принялся листать. В последнее время список женских имён здесь значительно пополнился. Но увы! Ничего особенного. Все его знакомые девушки были до безобразия предсказуемы, а следовательно скучны.

Ищущий взгляд скользил по комнате и вдруг задержался на письменном столе. Андрей вы удил из кипы бумаг пыльный листок.

Это был бланк по прохождению медкомиссии для вождения. Ёлки-палки! Андрей вдруг вспомнил про свою забытую ”головную боль”. Оформление этого документа в России всегда вставало поперёк горла водителям. Беготня по врачебным кабинетам в рабочее время – это сущее наказание для всех работающих. Однако в Сортавале любая проблема решаема по блату. Андрей немного пораскинул мозгами, кого можно было бы подключить к этому делу. ”Блок памяти” тут же выдал её новую секретаршу Катечку, её мама работает в поликлинике главврачом. Иногда шеф подвозил свою новую сотрудницу по пути до дома. А раз он её выручает, то долг платежом красен.

Вернувшись к записной книжке, Андрей выудил оттуда Катюшин номер.

– Привет!

– Привет, а кто это? – поинтересовался женский голос в трубке.

– Да это я, Андрюха из соседнего подъезда. Не узнала?

– Неа.

Андрей представил ей свою просьбу и предложил Кате за это проставиться в клубе. Сделка состоялась. Договорились сегодня же пойти в ”Дружбу”, Катя заверила, что завтра уладит вопрос с медкомиссией. Она давно положила глаз на Andreja, не зная, как к нему подступиться.

Продолжение ЗДЕСЬ.

 

Для добавления комментариев, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Затем, войдите, как пользователь.

 

Меню пользователя

Авторизация



Кто онлайн

Сейчас 126 гостей онлайн

Лента новостей кино