gototopgototop
Главная Проза Мисаилова Виктория Слышу голос из Прекрасного Далека

Последние комментарии

RSS
Слышу голос из Прекрасного Далека PDF Печать E-mail
Проза - Мисаилова Виктория

(Продолжение. Глава 3 ЗДЕСЬ)

Глава 4

Сортавала

Довольная и усталая от приятно проведённых выходных, Оля без задних ног плюхнулась на свою постель. И как только она заснула, раздался настойчивый стук в дверь. Подозревая, что это очередной ”охотник” до их домашнего телефона, Оля поднялась с кровати с кряхтением сварливой старухи. Ни днём, ни ночью от поселковых было не скрыться. Просто не услуга связи, этот единственный на поселок телефон, а сплошное наказание. Какой-нибудь пьяный мужик мог позвонить посреди ночи и попросить срочно Машку из соседнего дома.

Оля с раздражением открыла дверь. Но, о Боже! О чудо! На пороге стояла её общаговская подруга, Колбаса из Петрозаводска (*ссылка 9). Оля с ней не виделась вот уж как два года.

– Ой, Валюха! Привет! – они обнялись, – каким попутным ветром тебя сюда занесло!? Оля засияла от нахлынувшей радости, словно на плечах расправились крылья

– Да вот ехала из Финляндии. Можно у тебя заночевать, – как всегда улыбаясь спросила Валя.

– Конечно можно! Ещё спрашиваешь!? Ну проходи, проходи. Раздевайся.

И Валька легко впорхнула в дом, как бабочка. Девушки прошли на кухню. Оля стала стряпать на скорую руку яичницу.

– Ну рассказывай, чем жила весь этот год.

– Новость номер один: родила Маруську. Скоро уже годик исполнится, – оттарабанила Валька, довольная до чёртиков.

– Да ты чё?!! Вот так новость! Всем новостям новость. Поздравляю! Поздравляю. Когда же ты успела?

– Да я скрывала тогда на клубнике (*9) про беременность, хотя и была тогда уже на четвёртом месяце.

– Не поняла?! Это ты чё, беременная порхала с 12-килограммовыми ящиками. Носилась’ так, что мужики за тобой не успевали!

– Я,- опешила Валя, почему-то зардевшись от стыда, – да. Я

– Ну ты, мать, даёшь!!!

– Что поделаешь... Надо же малышку чем-то кормить. Мы на эти деньги потом год протянули. А ты-то как сама?

– Да устроилась недавно в детский садик нянечкой,- без всякого энтузиазма промямлила Оля.

– Ну и как? Нравится?

– Да как сказать, – замялась Оля, – детей люблю, но зарплата разлетается в первые же три дня.

- А сколько получаешь?

– Тысячу, – робко ответила Оля, – копейки…

– Да не уха!! – махнула расстроившаяся Валя и добавила, – Аа - день работы на клубнике. Как же ты вообще живёшь-то на эти деньги?

– Да… Не живу, а существую. Слава Богу, бабушка помогает дачными заготовками.

И вдруг глаза Оли загорелись, словно в них прокручивалось счастливое кино.

– А ты знаешь, у меня есть мечта!

– Да?! – тут же оживилась Валька.

– Я хочу открыть свою студию танца, чтобы придумывать танцы и обучать детей.

– Ты дура?! На это во-первых не проживёшь, а во-вторых тебя с твоими габаритами не возьмут.

– С миру по нитке – нищему рубаха, – ответила Оля, – я хочу попробовать. Я чувствую, что это моё. Мне нравится этим заниматься.

– Мдаа. Ну ,ок. Принято. Любишь кататься, люби и саночки возить. Ради Бога, живи в нищете, как наши кренделя-родичи. А на любовном-то фронте как? – неожиданно поинтересовалась Валька.

– Да глухо, как в танке. Одни пьяницы да наркоманы попадаются, ни одного путнего на горизонте. А у тебя как? С твоим Саней как? Расписались?

– Сашка ушёл в армию, ребёнка даже не увидев, да и мы больше года не виделись.

Оля достала из холодильника всё, что было. Немного подвыпив, осмелевшая Валя разоткровенничалась:

– Да ты думаешь, он мечтал о Маруське? Аха, щас! Отправлял на аборт. Я, конечно, не могла решиться на такое. Убить Маруську? Да ни за что! Как бы я потом с этим жила?! Она ведь такая у меня чуткая, губки как надует, так и хочется обнять и не отпускать из своих рук ни за что на свете! Я её так люблю, так люблю. Ты даже себе не представляешь! Как я её люблю! Она так на Сашку похожа. Иногда смотрю на неё, и слёзы наворачиваются, просто один в один он. А он ведь о нас даже не вспоминает.

– Да… Что-то сейчас всем не везёт на хороших парней. Куда они все подевались? В этом городе точно не задерживаются, – поддержала Оля, ставя опорожненную стопку.

– Поэтому я те и говорю, надо самим искать судьбу, а не сиднем сидеть, поджидая принца на розовом коне. Будь мудрой, выбирай мужика с деньгами. На кой хрен тебе лузеры! Не жалей их, мужчина не любит казаться в глазах любимой жалким. Это же глупо!

– Наверное, ты права. Да где их взять-то хороших да с деньгами? – безнадёжно спросила Оля.

– Есть такой закон физики, знаешь?

Оля вопросительно вздернула бровь:

– Всё движется по пути наименьшего сопротивления, – отчеканила Валька с лукавой искоркой в глазах.

– Ты на что намекаешь? Выйти замуж по расчёту?

– Слушай, разумный расчёт, как разумный вклад в своё будущее, есть в любом деле. С молодости надо получить выгоду по максимуму. Особенно когда дело касается твоих детей. Этим нельзя просто так бросаться. Оля, вы живёте прямо в 60 км. от Финки, а ты всё не знаешь, где взять послушного и богатенького буратинку? Да в Финляндии их пруд пруди, бери любого. Слава Богу, финки выдрессировали их, будь здоров.

– Ну ты тоже, Валя, скажешь... Отбей! Как я потом с этим жить буду?

Валя наклонилась над столом поближе к Оле и членораздельно проговорила:

– Оля! Ты хочешь ездить на шикарной тачке? Хочешь иметь душ и сауну? Путешествовать по миру? Одеваться как хочешь, а не в то, что придётся?

– Хочу конечно. Только своё-то оно как-то роднее. Может здесь моя любовь бродит? А я вот так вот возьми да и променяй её на Финляндию.

– Ой, Оль, я тебя умоляю!!! Ну кака така любовь?! Какая любовь в наше время. Любовь придумали русские, чтобы денег не платить!

– Нет, – отрубила решительно Оля,- я не пойду ни на какие компромиссы с совестью.

Ночью, лежа на кровати и поглядывая на отощавшую Вальку, Оля подумала:" Видно несладко ей пришлось. Без мужика-то. Наверное, не пахала бы так на клубнике и не тягала бы проворнее всех 15-килограммовые ящики в дождь. Неужели она права насчёт любви? Неужели любовь – лишь лелеющий душу самообман, которым тешат другого человека в ради собственного банального комфорта!”

– Нет! Я город наш люблю, – произнесла вдруг Оля свою мысль вслух, – завтра тебе покажу, – шепнула она, выключив настольную лампу, и обняла подушку, представляя, как она завтра будет рассказывать историю города, показывать следы бурного прошлого, которые рассыпаны как изумрудные бусины по всему центру города.

 

По легенде, когда на Валаамскую землю пришли первые Божьи иноки, местных язычников нарекли чертями и прогнали тогда всех с острова. Поговаривали даже, что монахи изгоняли их заклинанием "Чёрт, вали!"

Язычники далеко не пошли: осели рядышком, на материке. Говорят, название города произошло с этих слов "чёртова земля", со временем слово трансформировалось в удобопроизносимое для здешних финнов "сортава-ла" (*ссылка 10)

А в конце 14-го века шведский король с многочисленным войском пошёл с войной на Русичей. Путь их лежал по бурной Ладоге. В пути их застала буря, все корабли затонули, и только король единственный по какому-то проведению спасся. Судьбоносным ветром его корабельную доску прибило к здешним берегам. Тогда-то и повелел он варягам на Русь с войной не ходить!"

Но не вняли его словам потомки. Сортавалу разоряли набеги как варяг, так и Русичей. Здешнее население от географического положения больше страдало, чем выигрывало: здесь всё время сталкивались политические интересы западных и восточных держав.

Сортавала – город контрастов. Этот город расположен на юге Карелии, но карелы здесь не живут. Грандиозные здания уникального северного модерна кон.19 - нач. 20 вв. стоят здесь неприкаянно среди гнилых заборов, обгорелых домов и заброшенных улиц. Городу присвоен статус исторического города, но мало кто из здешних обывателей знает историю своего место пребывания.

Сортавала - город пограничный. Раньше на Сортавальском вокзале стояли шлагбаумы, пограничники пропускали только по пропускам, это был город закрытого типа.

Если по карте посмотреть, город расположен в 60 км.от финской границы, поэтому туристов здесь пруд пруди. Город живёт за счёт туризма, но горожане туристов не любят.

Сортавальцы любят одеваться, поэтому встречают всех по одёжке. Ещё у них принято отдыхать на широкую ногу. Мужской пол умеет здесь сорить деньгами. Они могут себе позволить в субботу смотаться в Финляндию в бассейн, вернувшись, за ночь обойти все бары и плюхнуться в кровать, с ностальгией вздохнув: "Хорошо там, где нас нет."

Хорошо там, где нас нет... К сожалению, так было не всегда. Порой сортавальцам не хотелось туда, где их нет, но они вынуждены были отправляться туда, где их никто не ждал. Несколько раз сортавальцы покидали родные земли, отправляясь искать пристанище на чужбине. Последняя вынужденная эвакуация в Финляндию произошла после советско-финской войны. Коренное население вынуждено было покинуть родные места за трёхдневный срок. Не веря своим глазам, люди были убеждены, что уходят на время, что произошла какая-то роковая ошибка. Но Сталин не признавал своих ошибок и уже тем более не позволял этого делать другим.

После Великой Отечественной в СССР у каждого на сердце были свои гнойники. Разбираться, кто прав, кто виноват было себе дороже. А впереди предстояла мирная жизнь. Советский народ под бравые лозунги коммунизма дружно взялся за постройку светлого будущего для всего мира. Город зажил своей рабоче-крестьянской жизнью. Заработали заводы и фабрики. И всем было хорошо. Под бравые аплодисменты и задорные выкрики "Ура!” все весело маршировали на парадах, а дома пили трёхрублёвую водку, прикидывая, что бы ещё завтра на работе незаметно "скомуниздить"

И вот докричались, "докомуниздились"...

В лихие 90-е в одночасье всё рухнуло: и стабильная жизнь, и продукты в магазинах, и вера в светлое будущее. По всей стране начал править его величество "блат". Почти все совхозы и некогда процветающие предприятия встали. Обычные люди в этой случившейся неразберихе выживали, кто как мог: кто занимался проституцией, кто спекуляцией, а кто выкарабкивался за счёт дачного участка. Выручала и соседка-Финляндия, открыв новые перспективы для челночного бизнеса.

 

Хотя в барах попадались типы с порочным нутришком, Олю всё же по выходным как магнитом ноги сами несли от скуки туда. Оля со своей подругой Наташкой, договорились пойти в ночной клуб. Вечером Оля зашла за подругой на работу. Наташа работала медсестрой в больнице.

В старой больнице койка-мест вечно не хватало, поэтому железные кровати с лежачими больными громоздились на общем проходе. На одной из них, ссутулившись в три погибели, сидел финн, тупо уставясь в одну точку. По его помятому, заплывшему с перепоя лицу было видно, что он только что проснулся и теперь пытается напрячь свой поизносившийся мозг. Финн силился сообразить, где он и как сюда попал. Заметив проходящую мимо Олю, он расплылся в беспомощно-дебиловатой улыбке

– А...Привет, Оленька, – улыбнулась проходящая мимо Екатерина Фёдоровна.

– Здравствуйте, Екатерина Фёдоровна, – улыбнулась в ответ Оля.

– Ты к Наташе?

– Да, – подтвердила Оля, – она ещё не сдала смену?

– Нет, но ты проходи, проходи, не стесняйся, можешь подождать её у нас в сестринской, доброжелательно привечала знакомая женщина.

Оля зашла к медсёстрам поздороваться.

– Привет честным труженикам! Вы чегой-то финна на проходе бросили. Он, бедненький, сидит на кровати и на своём тарабарском всё одно лепечет ”Мисся мун хоуссут он”.

– Ай, пусть себе лопочет. Пить надо меньше. Еле от алкогольной комы откачали. Привезли голого без копейки. Хорошо хоть наш зам до страховки докапываться не стал. Ничего ведь нет с собой и не хрена не говорит по-нашему, – жаловалась одна из медсестёр.

В сестринскую заглянула старшая.

– Опять передозировщика привезли, – протараторила она впопыхах, копошась мимоходом в тумбочке, – Под конец смены! Везёт, как утопленнику. Только б до конца смены протянул. Ну-ка, девки, признавайтесь, кто из вас сегодня нагрешил?

– Я лучше промолчу, – загадочно улыбнулась одна из медсестёр.

– А что? Молодой? – оживилась другая.

– Да совсем ещё ребёнок. Лет 16, – ответила старшая

– ВИЧ? СПИД?

– Не знаем пока. На анализы только взяли.

– Этот ещё по неопытности попал. Маленький ещё зелёный. А вот, помню, привезли из Вяртсиля наркомана. Со стажем, хоть и 30 лет парню. Попал к нам в реанимацию с ОРЗ, а оказалось СПИД последней стадии. Так он после этого недолго маялся, через год коньки отбросил, – печально вздохнула Екатерина Фёдоровна.

– Да чё ты их жалеешь! Ишь сердобольная какая! Нечего их жалеть, помойку эту от таких же как они сами родителей-алкашей подзаборных. По мне так не хай все они передохнуть. Воздух чище будет. Одни ведь неприятности от них: на наркотики воруют, убивают, заражают нормальных людей гепатитом, СПИДОМ - короче беда одна с ними.

– Вот- вот!!! Ой, девки! А чё я вам сейчас расскажу! – вскочила Маша и как всегда начала от перевозбуждения голосить на всю сестринскую,- была я на днях в суде. Моего Макарыча судили. Ну помните я вам рассказывала, они по пьянке квартиру бомбанули? Так вот...Дали ему за это 3 года. В конце судья, значит, как обычно спрашивает последнее слово. А Макар возьми да и ляпни: "Отпустите меня, товарищи судьи, не жилец я на этом свете, недолго, мол, мне осталось. У меня ведь СПИД и Гепатит С." А я-то слушаю его и думаю: Ейксель-моксель! Я ж с ним спала да вдобавок без презика. У него СПИД, а что у меня тогда?! Во, блин, думаю, попала! Что теперь будет?! А потом покумекала немного, да смекнула – соврал, чтоб срок судья скостила.

– Ой, а вдруг не соврал, бабaньки? – настороженно спросила сидящая рядом полноватая медсестра

– Ой, Машка, смотри у меня! Добегаешься! Всё матери расскажу, – с лукавой искринкой в глазах покачала головой другая.

– Так вот и я думаю. А вдруг всё-таки не соврал? Так что проверьте-ка меня, девки, на всякий случай.

– А чё ж ты с презиком с ним не спала?- возмутилась пожилая медсестра.

– Ааа, пьяные были оба. Оттягивались по полной. С резиной ведь, как в противогазе, какой кайф?!

– Мда, а что если ...

– Ну знать судьба такая! Один раз живём, авось пронесёт!- перебила Машка.

– Вот у нас всё так – авось, небось, да как-нибудь. В Вяртсиля 100 человек уже заражены СПИДОМ. (*ссылка 11) Не говоря уже про Сортавала, где все спят под одним одеялом. Ничего! Авось не заразятся.

– Да что ты, Петровна, взбеленилась-то прям на ровном месте? Ну ей Богу! Правительство пусть голову ломает как с эпидемиями бороться. Мы-то тут причём. Не бабское это дело в политику лезть, – одёрнула её сидевшая по соседству медсестра.

Оля слушала разговор медсестёр и смущалась, как открыто они говорят при ней о таких вещах. Как со взрослой прямо. О сексе считалось дурным тоном разговаривать с подростками. Считалось, лишняя информированность в этом деле развращает молодёжь. Хотя в наше виртуальное время думать так просто глупо. В сестринскую, наконец-то, вбежала Наташка.

– Ща, Оль, погоди. Переоденусь,- впопыхах протараторило она.

Наташка открыла дверцу шкафа и, спрятавшись за ней, принялась переодевать замызганный кровью, потрепанный медицинский халатик в элегантный вечернее платье.

– Ой да хватит вам уже про болезни,- с ноткой раздражения встряла в разговор Наташа. Итак башка раскалывается от больных. Кстати, тот парень, что сегодня на скорой привезли. Ну тот, что объелся поганок, пришёл в себя с комы. Прям и смех и грех,- улыбнулась Наташа и вдруг нахмурила лоб от напряжения,- Ай да! Его наш главный спрашивает: ”Ну как, Коля, будешь ещё поганки есть” А он ему: ”Есть не буду. Буду продавать!”

Наташа закрыла дверь шкафа, и перед медперсоналом предстало ДИВО невиданной красы. Наталья благоухала, как невинный подснежник по весне.

– Прикид что надо. Мужики кипятком мочиться будут,– прокомментировала Машка, – а что, девки? Может и мне с вами податься? – вдруг взбрендило ей в голову.

Оля с Наташей настороженно переглянулись.

– Нет. На этот раз у нас другие планы, Маша, – резко обрубила Наташа.

После одного неприятного случая девчонки решили держаться от Машки подальше.

 

В тот день в баре с Оли не сводил глаз весь вечер один молодой человек. Он просто пилил её взглядом. Лет двадцати шести, галантно одетый, со стильной стрижкой и ухоженной щетиной, придающей ему шарм мужской интеллигентности. Парень почему-то внешне напоминал Оле её саму: те же вихрастые космы, тот же вздёрнутый нос и проницательный, искромётный взгляд.

Молодой человек всматривался в неё, пытаясь уловить в ней что-то такое, что бередило его подноготную души. Он с вдохновением художника цеплялся за каждое Олино движение. Оля подумала, что она где-то его уже видела. Где это могло бы быть? Оля всё никак не могла вспомнить. Одно она знала наверняка: это должно было быть нечто особенное. До селе незнакомая волна прокатилась по всему телу. Оля почувствовала как её лицо предательски краснеет. Она теряла внутреннее равновесие и приобретала неодолимый интерес к этому молодому мужчине.

Оля пересела за другой столик. Но молодой человек всё так же откровенно пялился. Высокий стул, на котором он сидел у стойки в демонстративном одиночестве, резко выделял его над всеми. Наконец, Оля не выдержала и решила действовать - на дерзость ответить тем же. Она заказала чашечку кофе и села напротив. Стены бара были покрыты зеркалами. Оля потягивала кофе, искоса поглядывая на него в зеркало. Что-то ускользаемое и вместе с тем выворачивающее наизнанку саму её сущность притягивало Олю к этому отражению. Она следила за ним как бы про между прочим. Глянула на его отражение, потом на своё. И вдруг она узнала в нём себя! Свои чувства... Свои мысли...

Ей тут же надоело играть с ним в кошки-мышки. Чувствуя со спины его взгляд на себе, ещё раз отхлебнув кофе, Оля резко подняла взгляд с чашки и посмотрела на его отражение в упор. И она поймала его! Их взгляды пересеклись. У Оли перехватило дыхание. Ниже живота заурчало, потянуло вниз и разлилось тёплой негой по всему телу. Он уловил её чувства и, как пойманный заяц, испуганно потупил взгляд. Вероятно, он догадался, что его любопытство перешло уже приемлемые рамки приличия, теперь надо было либо выходить из игры, либо действовать. Он выбрал последнее.

И всё закрутилось, завертелось, как в карусели детства, неистово набирая обороты в сближении друг друга.

Как-то само собой получилось, что они очутились в вестибюле одни, как-то случайно у неё не оказалось огонька прикурить, как-то само собой за куревом завязался непринуждённый смол-ток, который Оля вдруг случайно прервала, огорошив в лоб:

– А ты веришь в любовь с первого взгляда?

– Я, вообще, в любовь не верю, – мило улыбнулся Андрей и добавил, – но с первого взгляда может что-то шевельнуться в штанах.

Олю шокировала такая беспардонность. В рассеянности дрожащими руками она схватила не свой бокал. Андрей же не любил философствовать на высокие материи, но он так же не хотел омрачать первое впечатление о себе. Он интригующе промурлыкал:

– По натуре я вообще-то мизантроп. Никого не люблю. Но для вас сделал бы исключение.

– Значит, ты не веришь в любовь?

– Нет. Любовь – это психологическое заболевание, вредное чувство, потому что оно вынуждает тебя подчиняться чьей-то воле, обрекает на бессмысленные страдания, мешает тебе в достижении своих целей.

– Да ты что такое говоришь?! – опешила Оля, – я никогда так не думала. Мне наоборот кажется, что любовь обогащает духовный мир человека, оживляет чувства.

– А брось! Перед нами встали другие задачи – выжить любой ценой, как животные. О какой человечности может идти речь, когда детям есть нечего?! – завёлся с пол-оборота Андрей.

– А ты как бы решил эту проблему, если бы тебе ради его жизни надо было срочно достать денег?

– Достать всегда можно, если предать самого себя, пойти на какое-нибудь преступление или продать часть себя, почку например.

– Даа, сложный вопрос... продать совесть или почку... Ради жизни ближнего приходится жертвовать собой, – с печалью в голосе произнесла Оля и продолжила, – Я бы отдала свою почку любимому, если бы он помирал.

– Но ведь тогда ты проживёшь в два раза меньше.

– Ну и Бог с ним! Мне важно качество жизни.

Перед закрытием бара зазвучала песня "Под небом голубым есть город золотой".

 

Кто любит, тот любим.

Кто светел, тот и свят.

Пускай ведёт твоя звезда

Дорогой в дивный сад.

 

Зал притих. В мутных от алкоголя глазах мерцала искорка просветления, осмысленное человеческое выражение. Оля впервые слушала эту песню. Песня напоминала ей мамину колыбельную, и поэтому успокаивала и вдохновляла на искренние чувства. Молодые растворились в звуках мелодии. Они так глядели друг другу в глаза, пытаясь уловить там что-то важное, что казалось, ничто им не мешало чувствовать друг друга.

Позже, когда все принялись расходиться, Андрей с дрожащей хрипотцой выдавил:

– А я умею на дудочке играть эту песню.

– Правда? На дудочке? – подпрыгнула от удивления Оля, – а где ты научился?

– Сам. Взял да и подобрал.

– Да ну? Заливаешь, – подначивала его Оля.

– Хочешь, покажу, – охотно предложил он.

– Хочу.

– Ну тогда пошли? Дудочка нас зовёт.

И они вышли на улицу. На дворе властвовала повелительница снов и грёз. Оля, вспотевшая от танцев, разрумяненная и открытая миру, глянула на небо. Небо было сплошь усеяно яркими звёздочками. Полнолуние. Серебристое отражение луны, скользящее по земному пространству, придавало месту налёт таинственности. Ползли угрожающе-прекрасные тени. Оля вдруг представила на миг, как она выглядит во всей вселенной. Такой малюсенькой, но значимой крупицей, крупицей от огромного пирога. Ей вдруг стало совсем не важно, что о ней думают люди. Она свободна от них! Она непостоянна! Она изменчива, как сама жизнь.

Стоял октябрь месяц. Такое время, когда последними поцелуями лета, словно проблесками от минувшей солнечной эйфории, ещё ласкают землю бархатистые лучи солнца, обволакивая её мимолётным теплом, а студёный ветер уже прошибает слезу.

Воздух пах дождём и грибами. Оля вдруг почувствовала, как к ней подкрадывается что-то неистовое и неудержимое. Где-то там, вдали, друзья пробовали новые наркотики, испытывали новые "откровения" от лукавого, а она стояла здесь в ночи, взбудораженная и бесконечно счастливая, и рядом с ней стоял человек, с которым они вместе переживали нечто потрясающее, нечто, что притягивало их друг к другу и возвышало в собственных глазах.

Они готовы были так простоять целую вечность. Стоять и смотреть на звёздное небо, но Оля для себя неожиданно прервала тишину:

– Послушай, если звёзды зажигаются, значит это кому-нибудь нужно? – процитировала она Маяковского.

– Значит, нужно, – добавил он, – а тебя не Олей случайно зовут?

– Олей. А как ты догадался?

– Да так…Просто тебе это имя подходит.

– Почему?

– Потому что оно такое же круглое и мягкое, как ты.

– Спасибо. А тебя?

– А меня Андрей.

– Андрей.. Звучит призывно, как прыжок с вышки. А ещё колюче.

Оба умиленно переглянулись, смущенно пряча свои счастливые улыбки.

– Пошли?- восхищённо улыбнулся Андрей.

–Пошли, – улыбнулась счастливая Оля, предвкушая нечто животрепещущее.

Гроздья рябины праздничным фейерверком распластались вдоль тропинки. Две рябинки на краю скалки так срослись, что корни их сплелись в единое целое. Оля подбежала к дереву.

– Смотри, как эти деревья ужились вместе. Срослись навеки в неразрывное целое.

Вдруг Андрей подхватил её, как соломинку, и понёс на руках.

– Сумасшедший, что ты делаешь? Куда ты несёшь меня?

– Ааа, уведу красну девицу в заколдованный лес,- заговорщицки шепнул Андрей, бережно ступая по тропинке с драгоценной ношей на руках.

– Не хочу в заколдованном лесу жить, хочу во дворце белокаменном с палатами царскими. Ану, поставь боярыню на место,- шутила Оля.

Андрей вернул Олю в вертикальное положение, и, отдышавшись, по-свойски подмигнул:

– Соглашайся хотя бы на рай в шалаше, если терем с дворцом кто-то занял.(* ссылка 12)

Вскоре они пришли к нему домой. Андрей затопил печь, разлил шампанское и плюхнулся в кресло. Оля, довольная, беспечно чирикала какую-то чепуху у него над ухом, а он не очень-то и вникал. Потрескивание сырых дров в камине отвлекало от будничной суеты.

Он умиротворённо вслушивался в окружающие звуки - в шёпот дождя и шорох листьев на улице, в треск дров и в Олино щебетанье и старался уловить за всем этим какую-то взаимосвязь, какой-то скрытый смысл жизни. Дрова дотлевали в камине, покрываясь белёсым пеплом, и ещё долго дышали красными уголёчками изнутри. Было легко, уютно и свободно.

С компьютера доносилась ненавязчивая мелодия Саде. Оля заметив, что Андрей её не слушает, занялась своим любимым делом, стала танцевать, растворяясь в мелодии звуков и силясь выразить в движении всё то, что она чувствовала в данный момент. Она стремилась охватить ощущение преддверия какой-то загадки жизни, ощущения единства с всем миром, с Андреем, с той колышущей занавеской у окна. Она всеми фибрами души хотела выразить ощущение полыхающих поленьев в камине и беснующихся по обоям теней, всем своим существом старалась передать само величие этого момента. Андрей не мог оторвать от неё глаз, сидел, как будто околдованный женскими чарами. Он впал в транс, как в первобытном шаманстве, и словно ощущал на себе прикосновение оголённого человеческого духа, который в этот миг вот так вот запросто вещал ему музыку вечной красоты.

Но вот мелодия прервалась и Оля остановилась. Она смело подошла к Андрею. Казалось, она знает, чего хочет. Она легла рядом с ним. Он робко прикоснулся к её губам, боясь нарушить гармонию уходящего. Она тихо прижалась к нему, пряча в его объятиях свой маленький носик. Андрей потянул Олю к себе.

 

После, разгорячённые и умиротворённые, с чувством полной невесомости, они лежали и завороженно, не моргая, смотрели друг на друга. В этом молчаливом сговоре скрывалось нечто большее. Это было общение двух душ, их целая жизнь и целая вечность.

Наконец Андрея сморил сон. Он незаметно для себя уснул, тихо посапывая в подушку и пуская по-детски слюни, чему-то блаженно во сне улыбаясь. Оля вслушивалась в дыхание сопящего ей в бок мужчины, его дыхание сливалось с её собственным так, что казалось невозможным провести меж ними черту. "Надо же? – удивилась она, – голые, мы все, как дети. Такие открытые и беззащитные.”

Однако, проснувшись рано утром, Оля растеряно взглянула на спящего рядом человека. Ей снился странный сон. Будто она, будучи маленькой девочкой, бежит голенькая по ромашковому полю. Светит солнышко и всё вокруг блистало безусловным счастьем. Она вдруг обращает внимание, как вдали по небу развивается воздушный змей. Она устремляется к нему и, замечает, что змея держит в руках радостный босоногий мальчишка. Она подбегает к нему, и они, вместе ухватившись за змей, бегут. Они счастливы. Они почти летят со змеем. И тут она замечает надпись на змее. “Свобода” написано чёрными, большими буквами. Непонятно почему испугавшись, она оступается и падает. Но мальчик словно не замечает этого, не помогает ей встать и бежит дальше со своим змеем. Она хочет догнать его, но не может, её ноги увязли в неприятной, болотной жиже. Тут Оля заставила себя проснуться, не желая досматривать финал. Что-то там её очень встревожило. Она ещё раз взглянула на парня рядом с собой и испугалась. Что она здесь делает?! Бесшумно она выскользнула из постели и, на цыпочках подойдя к стулу, осторожно стянула одежду.

– Ты куда? – тут же оторвав голову от подушки, испуганно спросил Андрей. Он сразу почувствовал что-то неладное.

– Я должна идти. Ты меня не за ту принял.

– Глупенькая. Ну выкинь ты этих тараканов из головы. Ну зачем ты пойдёшь куда-то?! Разве тебе здесь плохо?

В ответ Оля замахала головой

– Нет, конечно.

– Ну тогда не забивай голову чужими тараканами. Будь как дома, делай что хочешь. Вон, – кивнул он в сторону компьютерного стола, – можешь включить ком.

И Оля осталась. Она и на самом деле чувствовала себя здесь как дома, любимой и желанной.

За окном тихо падал снег. Это был первый снег в этом году. Оля вышла на балкон и ахнула. Боже! Какая красота! Хлопья снега опускались мягко и неторопливо. Вместе с тем их было так много, будто кто-то в суете спешил уберечь землю от грядущей стужи. Но, опустившись, снежинки тут же таяли.

Ну вот и пришла зима, подумала Оля с вдохновением, рифмы так и сыпались из головы. Она взяла клочок бумаги и карандаш и начала набрасывать то, что шло на ум.

 

Как хорошо, что это есть!

Как хорошо, что это будет!

Так пробивает камень песнь,

Так шепчет жизни всё: "Да будет!"

 

Да будет муж, душу хранящий,

Мир матери с мольбой без слов

И ласки девы, сладко спящей,

Свободных, как сама любовь!

 

Да будет жизнь с насущным хлебом!

И в этой бездне бытия

Да светят звёзды нам под небом,

Лишь только ты люби меня.

(Продолжение ЗДЕСЬ)

 

Для добавления комментариев, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Затем, войдите, как пользователь.

 

Меню пользователя

Авторизация



Кто онлайн

Сейчас 113 гостей онлайн

Лента новостей кино