gototopgototop

Последние комментарии

RSS
Отец PDF Печать E-mail
Проза - Терехов Виктор

Лешка Архипов вышел из подъезда пятиэтажки. Солнышко встает над озером. Тихо, хорошо. От ночи осталась прохлада и покой. Тишина вдруг раскололась от грохота грузовика на ухабистом асфальте за домом. Затихая, бойкое громыхание укатилось далеко в сторону. И снова тихо – тихо. Он привычно глянул на клумбу под своим окном – противно стало до тошноты: на вытоптанном черноземе ни гвоздик, ни васильков, ни ромашек. Еще в феврале с рассадой возился, поливал, ухаживал. Да, что уж теперь...

Некогда было вздыхать – плеваться: спешил Архипов на свидание с дочкой. Пять лет не виделись с тех пор, как с женой разошелся. Та переехала в маленький приграничный город и получила квартиру. С жильем там было попроще. Потом вышла замуж. Билет на поезд не купишь, чтобы навестить ребенка. Без приглашения не положено. А кто ему даст приглашение, уж не бывшая ли жена? Даже адреса не знал. Алименты бухгалтерия перечисляла аккуратно на почту, до востребования. Ходил Лешка в органы опеки и попечительства, письма писал во всевозможные вышестоящие инстанции... Напрасно все. Договаривайтесь и точка. Ну, как ты договоришься, если даже о приезде узнал случайно от Кати? Она была дочкой брата бывшей жены. Под большим детским секретом назвала сегодняшний день. Чтобы дома не ругали. Потом Оля на самолете в деревню полетит. А могла бы него пожить несколько дней, но почему нет? Архипов подошел к знакомой хрущевке. Тут жил ее брат. Сердце колотилось, будто на гору вбежал. Оленьку сразу узнал. Стояла на тротуаре возле большого красного чемодана. На него похожа. Раньше все называли ее папиной фотокарточкой: волосы черные, синие глаза, какая-то вся беззащитная, в светлом платьешке. Лешка скорей навстречу, обнял. Долго прижимал к себе родную, худенькую. Отошел в сторону.

– Как ты выросла! Узнала своего папку? Раньше просыпалась ночью, звала меня, все дети маму зовут обычно. С рук не сходила. В садик тогда не могли тебя устроить. Договорились, что соседи присмотрят. Я рядом на стройке, на обед прибежишь, накормишь. Вот и привыкла.

Она стояла, опустив глаза.

– Папа, почему ты ни разу не приехал ко мне? Я тебя ждала, ждала.

Носком кроссовки дочка чертила на асфальте полукружье.

– У меня нет приглашения, без него в погранзону никак.

– А я, а я могу пригласить тебя?

– Нет, ты маленькая.

Она посмотрела на Архипова ясными глазами.

– Почему? Ведь ты мой папа...

–В дурной стране дурные и порядки. Даже песен про отца нет.

Откуда-то подбежал трехлетний светловолосый мальчик в матроском костюмчике и уставился на Лешку.

– А это твой сводный брат? – догадался он

– Да, папа. Это Слава.

– Оля, это не папа, это дядя, дядя.

Ничего она ему на это не ответила, ничего. Тут Слава увидел бегущего по асфальту большого черного жука, поспешил навстречу и в позе пловца на старте, затих над ним. Архипов улыбнулся: уж больно фигурка потешная.

– А вон мама идет. Мама, папа, папа здесь! А ты говорила, что не придет, не хочет.

– Это дядя, дядя. А Оля говолит папа.

Малыш побежал навстречу бывшей жене. Она нагнулась, подхватила на руки, шепнула на ухо. Теперь он победоносно восседал на руках, показывая сестре язычок.

– А мама говолит дядя. Вот!

Жена пополнела, волосы выкрашены в рыжий цвет, завита в мелкие колечки и несет голову царственно, как и прежде. Раньше-то шиньен был: волосы редкие. Джинсовые брюки плотно облегают толстые ляжки.

– Ну, здравствуй, Алексей.

– Привет, привет, Нина.

– Как живешь, чего нового? А я хорошо живу. Муж много зарабатывает.

– В наше время хорошо жить можно только за чужой счет.

– Выпивает только по праздникам. Ну что еще... Сейчас придет такси, поедем в аэропорт. А ты все так же один, без семьи, без детей?

– Почему без детей? Вот моя дочь. Познакомься, пожалуйста.

– Вот, не желает твоя дочка нового папу отцом называть. Грубит ему. Скажи что-нибудь.

Лешка молчал.

– Оля, вон детские качели. Иди, покачай Славика. Мы поговорим. Муж не курит.

– Я рад за тебя.

– Вот многие мечтают, мне бы сейчас двадцать лет, да свою голову… – начала она задумчиво

– А много бы хитрых развелось, – перебил Архипов. Усмехнулся.

– Муж добытчик. Все для семьи. Была же и у нас с тобой возможность получить тогда квартиру через полгода, (приглашал твой бывший однокласник, большой начальник, в субподрядную организацию строительную), так нет. Взял и устроил вместо себя брата. Ему и дали. Вот люди-то посмеялись. Сам получил через четыре года и до этого ждал семь лет. Одиннадцать лет в очереди! С ума сойти.

– Ну и что? Жил в семейном благоустроенном общежитии. Кругом друзья. Весело. Мы сами брата вызвали из деревни. Кто знал, что станет долго чесаться, корову продавать, мотоцикл тяжелый, лодку... Очередь жилищная у нас резко увеличилась. Это лет десять ему ничего не светило. А у него ребенок, жена.

– О семье надо было думать, не о брате. Ишь, явился не запылился. Укатил бы обратно в деревню. Эка невидаль.

– С какими глазами вернуться? Народ в деревне поганый. Вон старухи понаехали в город вслед за детками, расселись по лавкам, сплетничают. Хоть бы цветы на клумбах садили.

– Критикуешь. Не любишь деревенских. Никого не любишь, кроме себя. В семейном общежитии. Все друзья. Весело. А женщине, может, хочется домашнего уюта, почувствовать себя хозяйкой, чтобы обстановка была, чтобы гости приходили и не стыдно было показать как живешь.

– Мало ли кому чего хочется.

– Вот, вот. Каким был – таким и остался. Пьешь по-прежнему?

– Пью для расслабухи. Не мы такие, жизнь такая. Или водку пей или таблетки успокоительные. Не опохмеляюсь и ладно.

За его спиной поскрипывали качели, и взвизгивал Слава.

– Сильней! Есе сильней!

Дочка вслушивалась в их разговор. Желтое такси вынырнуло из-за поворота, остановилось возле.

– Оля, Славик, быстро в машину. Оля, дай папе руку на прощание. Архипов поймал ее ладошку.

– Не знаю, когда и увижу. Я всегда думаю о тебе. Даже не успел наглядеться.

– Ой, наглядишься еще когда-нибудь. И не бледней, не бледней, пожалуйста. Раньше надо было бледнеть да о дочке думать. Мне пришлось уехать в погранзону, квартиру получить, замуж выйти. Помоги лучше чемодан в багажник запихать.

– У нищих слуг нет. Таксист поможет.

Архипов повернулся и зашагал прочь, не оглядываясь. В горле застрял ком. Он силился его проглотить. Лешка хорошо слышал, как дочка спросила:

– Мама, а разве у папы есть брат?

– Ой, садись на заднее сиденье. Я впереди со Славиком. Никого у твоего папы нет. Никого.

– А кому он квартиру отдал?

– Это он моего брата братом называет.

– Катиному папе отдал свою квартиру!

– Да, да. Не квартиру, а возможность получить ее пораньше. Ты села? Ну, поехали.

Затарахтел мотор, машина тронулась с места, все стихло.

 

Для добавления комментариев, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Затем, войдите, как пользователь.

 

Меню пользователя

Авторизация



Кто онлайн

Сейчас 204 гостей и 1 пользователь онлайн
  • Lora

Лента новостей кино