gototopgototop
Главная Проза Валойса Хелена Путевые заметки 5

Последние комментарии

RSS
Путевые заметки 5 PDF Печать E-mail
Проза - Валойса Хелена

Экзамен по греческой кухне

Небольшой ресторанчик под навесом находился между морем и бассейном нашей гостиницы в городке Платаниас. Вечером часов в семь, мы одни из первых приходили туда, чтобы занять самые удобные места с видом на Средземное море. Было все еще жарко, градусов тридцать – тридцать пять. Солнце раскаленное и безжалостное, медленно, как бы дразня, заходило за гору, даруя утомленному побережью спасительную прохладу.

Аапели краснел, лицо покрывалось маленькими капельками пота, и я бьюсь об заклад, что в данную минуту он думал исключительно о кружке холодного пива. Приветливая официантка принесла меню и поинтересовалась, что мы будем пить. Аапели быстро сделал свой выбор, потому что ничего, кроме пива не признавал, разве что коктейль мохито со свежей мятой и кусочками льда.

Я не знала что выбрать, и вопрос официантки хочу ли я аперитив, поставил меня в тупик. В конце концов, за все было заплачено, и я решила попробовать все, что предлагают (из жадности, конечно), ориентируясь больше на греческие вина и кухню, чем на итальянскую пиццу и пасту.

– Вот меню, – сказала официантка, – вы можете выбрать или салаты, или закуски, или супы. Из основных блюд – какое-то одно, а про десерт забудьте на время.

Я почувствовала себя как на экзамене: мне следовало выбрать один, правильный ответ на каждый из четырех вопросов, касаемых супов, закусок, салатов и главных блюд, при этом не вспоминая про сладкое. Супами и закусками я решила пренебречь, потому что лучше, чем бутерброды с красной икрой и русского борща, которые логически отсутствовали в меню, мировая кухня ещё не придумала. Салатов на выбор предлагалось четыре. Знакомые английские слова-подсказки были «греческий салат», «зеленый салат», «сыр моцарелла», а название четвертого салата поведало, что в нем находились кусочки курицы. Немного подумав, я выбрала греческий салат, исходя из географических и политических соображений. Он почти оправдал мои ожидания, за исключением того, что сыр Фета не был порезан, а лежал большим цельным куском поверх томатов и оливок, как большой мягкий матрас для плаванья посреди бассейна.

С главным блюдом все оказалось гораздо сложнее, потому что знание английского слова «meat» совершенно недостаточно, чтобы сделать правильный выбор. Мясо бывает как разных сортов, так и приготовленное разными способами . «Beef» – конечно же, говядина, но я ошиблась со способом приготовления и нам принесли две кругленькие котлетки вместо большого куска зажаренной говядины. Тем не менее, я облегченно вздохнула, заказав знакомое красное вино, которое, однако, оказалось слишком терпким и крепким.

Десерт относился к средней степени сложности. Понятия не имея что такое крем-брюле и панна-котта, я ухватилась за знакомые слова «мороженое» и «шоколадный пирог», однако, колебалась между двумя этими вариантами, как на детских качелях. Официантка, узрев мою нерешительность, предложила взять панна-котту, окончательно загнав меня в гастрономический тупик. Я не пыталась выяснить что это такое, а поинтересовалась греческое ли это кушанье. Оно оказалось итальянским, чем я и воспользовалась, как предлогом, для отказа в пользу знакомого шоколадного пирога.

Остался кофе. Я повеселела и сказала, что это совсем просто, но официантка заметила, что может сделать мою жизнь невыносимой и тогда мне придется выбирать между экспрессо, двойным экспрессо, американо, капучино и кофе глассе. «Тут ты меня не поймаешь», – подумала я и заказала черный кофе с сахаром. Пирожок оказался приторно сладким, липким и легко расползающимся от жары. Я пожалела о неведомой мне панна-котте, о том, что наилучшим вариантом для меня было бы сразу сдаться и положиться на знание и вкус моей «экзаменаторши».

Следующим вечером я решила не искушать судьбу и частично изменила тактику: заказала рыбу, которая в любой кухне, в любом исполнении и под любым соусом остается съедобной. Выбор вина я переложила на официантку, которая посоветовала греческое вино розе – светло розовое с легким ненавязчивым вкусом.

Аапели неизменно пил пиво, оставаясь необыкновенно скучным и не способным поддержать разговор двух людей, изображающих гурманов. Ему не подвластны вкусы и послевкусия – для него важен размер. А поскольку размер блюд был довольно внушительным, ему ничего не оставалось, как удовлетворенно улыбаться и потеть под жаркими лучами, пробирающимися под спасительный навес.

Под конец ужина он заказал мохито с мясистыми листочками мяты и блестящими кубиками льда, щедро плавающими в высоком стакане, как айсберги в океане. Его манера пить этот напиток меня раздражала: одним залпом (я бы сказала «хрюком») через соломинку он выпивал алкоголь, а все остальное содержимое, за которое было, кстати, заплачено, оставлял нетронутым. Я возмущенно заметила, что это неэкономично, неэкологично и, вообще, некультурно. Он возражал, что в стакане мята и лимон, и совсем безвкусный лёд. Я предложила проявить смекалку и размешать все три компонента до консистенции сока и выпить без остатка, как лекарство – раз и все – противно, но полезно. Наши дебаты закончились тем, что он заказал ещё один стаканчик мохито, а я принялась соломинкой разбивать лед в недопитом стакане и смешивать с несправедливо отброшенными ингредиентами. Видя мои тщетные попытки сварганить коктейль из подручных материалов, официантка догадалась, что я хочу выпить. Каким то неведомым образом, как потом она сама призналась – по лицу, официантка догадалась, что я люблю манго и, стало быть, манговый коктейль – как раз для меня, а с остатками мохито я расправляюсь из-за жадности.

В конце концов, я поверила, что профессионализм официантов оттачивается до умения читать по лицам клиентов об их предпочтениях. Официант – тот же медиум, маг, целитель, если не души, то сердца, к которому пролегает путь опосредованно через желудок. Про желудки официант знает все – что в семь часов вечера мы опять проголодаемся и придем в ресторанчик у моря на очередной «экзамен».

– Вы ещё не пробовали лобстера? – спросила она, хитро улыбнувшись, словно говоря: «Ага! Вот вы и попались, гурманские невежи!» И дабы доказать, что с кем-кем, а с лобстером мы расправимся в два счета, мы заказали очередное экзотическое кушанье и ломали голову для чего же принесена вода с лимоном в глубокой плошке.

Аапели решил выловить лимон и оросить им рака, а я предложила оторвать голову, а хвост, где находилось сочное белое мясо, окунуть в плошку. «Экзаменаторша» была мила, как никогда, и подсказала, что в чашке моют руки и не более того.

Спустя две недели нашего прибывания на Крите, мы поднаторели в искусстве наслаждения греческой кухней и свысока поглядывали на вновь прибывших отдыхающих, мучительно изучающих меню под палящими лучами солнца.

«Главное – размер», – говорил им Аапели, я протестовала: «Нет, баранина! Берите баранину, она местная и свежая, еще вчера бегала вон по тем горам». А официантка настаивала на том, что любовь к оливковому маслу отличает настоящего гурмана.

Возвращаясь из отпуска, в магазине дьюти-фри аэропорта Аапели купил несколько литров бакарди и рома для коктейля мохито, проигнорировав мяту, лимон и лед. «В сущности, мужчины не меняются, сколько бы их ни корми греческой кухней с видом на Средиземное море», – подумала я с твердым намерением посадить его на диету. Что касается меня, я отыскала небольшой греческий ресторан у нас в городе, где намереваюсь коротать остатки прохладного и дождливого лета и решить-таки наконец, в чем секрет греческой кухни – в размере, в большом мягком куске сыра Фета, похожего на матрас, или в изобилии оливкового масла, настоенного на специях. А без этого мне экзамен по греческой кухне никак не сдать.

 

Для добавления комментариев, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Затем, войдите, как пользователь.

 

Меню пользователя

Авторизация



Кто онлайн

Сейчас 58 гостей онлайн