gototopgototop
Главная Проза Достовалов Олег Забытый дот (окончание)

Последние комментарии

RSS
Забытый дот (окончание) PDF Печать E-mail
Проза - Достовалов Олег

Предыдущая часть ЗДЕСЬ.

V

Отпуск пролетел, пора домой к детям: звонят каждый день, ждут, соскучились. Здесь за время отдыха выдалось пару дождливых дней, и я смог разобраться с оружием. Автомат был вполне рабочий, испытал его с одноклассником на рыбалке, куда Наталья ехать отказалась и предпочла поездку на “Чёрные камни” с дочками брата это такой туристический комплекс, с бассейном, спортзалом и зоопарком. Финский «L-35» оказался редкой штукой, из-за деревянных щёк на рукоятке и отверстия сверху, через которое видно наличие патрона в стволе.

Интернет хорошая вещь, можно найти всё. Наган тоже рабочий, но пальнуть не получилось, время патроны не пощадило, капсюля отсырели, а достать здесь рабочие для револьвера не было возможности. Планшет финского офицера (пограничника) принес массу неожиданностей. Первое – это план строительства этого опорного пункта. На карте был обозначен второй дот и укрытие под ним. На возможные двери и люки я не обратил внимания в доте. Возможно, всё это в другом, втором опорном узле. Бумаги перевести не смог, нужен переводчик или финн, говорящий по-русски. Карта оказалась хорошая, военная, в одном сантиметре пятьдесят метров. Ещё в планшете нашёл компас, два десятка патронов да пара писем. Попробую по адресатам найти родственников.

На зиму работой я был обеспечен. А сейчас в обратный путь. Скорей, и у меня будет целый день, смогу как следует обследовать место боёв.

Выехали из Сортавала утром, солнечным и тихим. От нетерпения казалось, что время остановилось, мне скорей хотелось опять оказаться как бы в другом времени, там, возле гривы, рядом со смертью. Наталья, казалось, понимала меня, моё настроение, и не докучала вопросами, типа: «Надолго? Что повезем оттуда домой?» Она, казалось, сосредоточилась на серпантине дороги.

В Приозерске заправились на станции, здесь и пообедали свежей картошкой с холодным заливным судаком, пойманным мной перед отъездом. Сытый и довольный, я ехал, считая километры до места. Быстро перемахнули в обратную сторону реку Вуоксу, проскочили по «А-129» до дороги «Р-34». Вот оно уже рядом, осталось свернуть на «Р-33», и мы у цели.

Доехали до Сосново, и настроение моё испортилось, продолжать путь было невозможно: на перекрестке стоял знак «ремонт дороги» и знак объезда, который показывал в сторону, откуда мы только что приехали, а полосатые блоки ограждения напрочь лишали возможности проехать под знаки. Вернулись назад, проехали поселок Орехово, ища отворотку на юг. Но выехали опять на трассу «А-129», что вела в Санкт-Петербург. Здесь жена заявила:

– Мы едем домой, а если тебе так срочно нужно, то бери пацанов, с кем копаешь, машины у них есть. Вот и езжай с ними. Я домой хочу, к детям, отдохнуть от дороги перед работой.

Мне не оставалась ничего другого, как согласиться. Дав себе слово, что в ближайшее время вернусь туда, где прервались судьбы многих людей, воинов. Я почувствовал свою ответственность перед ними, за то, что теперь от меня зависит, будут ли они, бойцы той «Зимней войны», забыты навеки, или обретут имена, родных, Родину, которая о них забыла.

Было уже раннее утро, когда я закончил рассказ. Максим смотрел на меня обалдевший. Вдруг неожиданно он сказал:

– Пойдем, Олег, покурим.

– Пойдем.

И мы вышли из палаты. Медсестра спала на кушетке, стоящей возле стола, и даже не шевельнулась от наших шагов. Зашли в курилку, где форточка открыта настежь, свежо и прохладно. Закурили. Максим, глядя на огонёк сигареты, спросил:

– Что с погибшими? Их похоронили? Финнам сообщил?

– Нет, нечего я ещё не сделал. Тем летом не получилось съездить к доту, потом дочь в школу собирали, словом, навалились дела. Зимой тоже не поедешь. Сейчас вот – больница. Успел только «Наган» отстрелять, да выяснить по пуле и гильзе, что политрук лично застрелил тех двоих солдат у березы. Интересно то, что тетрадь и блокнот из котелка, скорее всего, писал один из тех убитых солдат. Такой своего рода дневник.

– Будешь переводить?

– Да, попробую узнать, кто был тот украинец. Да и в архивах полазить надо, может, что про политрука узнаю.

– На, посмотри, – Максим протянул мне листок, на котором он написал стихотворение «Забытый дот».

 

Пропавший без вести тот дот

С горою гильз под амбразуру

На дот бойцы ложились сдуру

Не сдуру огрызался тот

Так за Финляндию свою

Сражались финские мальчишки

Об этом не писали книжки

Советские в свою семью

Включавшие Suomi но

Ложились русские ребята

Под пули тоже вероятно

О чем ни сказано в кино

Мальчишки глупый анекдот

Так кровью или это снилось

Здесь финны с русскими роднились

И ждет в траве забытый дот

Максим Супрунюк

 

Для добавления комментариев, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Затем, войдите, как пользователь.

 

Меню пользователя

Авторизация



Кто онлайн

Сейчас 117 гостей онлайн

Лента новостей кино