gototopgototop

Последние комментарии

RSS
Рыжая Эсма PDF Печать E-mail
Проза - Садомская Светлана

Представьте себе рыжую хищную птицу. Такой была старая Эсма – бабушка Натали.

Эсма жила на узкой улочке за Павильоном – заброшенным вокзалом в центре Гагры: пара продовольственных магазинов с фасада и редкие поезда мимо – грохотом в пустых окнах и поросших вьюнами каменных галереях.

У Натали нет абхазского паспорта: родители увезли ее в Россию совсем ребенком – в начале девяностых.

– Она родилась здесь, – говорит Эсма соседям, водителю маршрутки, бойким парням, что рядят в папахи русских туристов у Колоннады.

Высокая и светлокожая, Натали так мало похожа на хищных птиц – апсуа*, чьи гнезда лепятся к Гагрскому хребту балконами и светятся в ночной панораме.

– Не тянет домой? – спрашивает таксист Алхас, указывая на эти огни и дальше в черноту гор, где, может быть, остались абхазы, не ведающие о туристическом бизнесе.

Во взгляде Натали другие широты – воронежские ли, нижегородские ли... Радужка темного янтаря – глаза беспородной кошки, светлый каштан заплетенных волос. Хасик прощает явное этническое несовершенство Натали: не за красоту и не за рост – за рыжую хищную птицу Эсму, которая помнит мальчишку Алхаса на гагрских улицах в девяностых.

– Сорок восемь баранов и два холодильника, – говорит Эсма соседям, уборщикам санаторных пляжей (днем они катают на гидроциклах скучающих русских) и танцору сухумского ансамбля.

Натали качает головой и смеется. Летом все бараны высоко в горах, летом в небе – желтые и синие парапланы.

– Студентка? – спрашивает Алхас. – Что учишь в своем университете?

– Налоги.

– О!.. Здесь тебе это не пригодится…

– Повтори, – заставляет Эсма, – асәысәый**.

Тощие беспокойные индюшки в бледной тени инжира: солнце спускается по каменным террасам Гагры.

Натали не одолеть этих свистящих и шипящих. Она откидывается в кресле и надвигает ковбойскую шляпу на глаза. Натали дремлет – так решит добрая бабушка.

– Ты еще молодая, – говорит Алхас, – а с годами тебя потянет на родину. К своим.

Чует ли он в Натали кровь хищной птицы? Выдыхающей напряженное х-х-х-х, словно при рвоте – так умеет рыжая Эсма.

Они ниже Натали на целую голову – узкоплечие мужчины апсуа... ...ассимилированные турками до смоли в волосах, торгующие медом в пластиковых бутылях, привозными коваными серьгами с черной эмалью, трансфертами, фотосессиями на экскурсионных маршрутах, живой музыкой в ресторанах, форелью – копченной и запеченной в фольге, прогулками – пешими, конными, к водопадам и горным рекам, мамалыгой с фасолью и сыром, седыми лисьими шкурами и молодыми винами...

Глупая, глупая шутка про сорок восемь баранов.

Танцор из сухумского ансамбля – у него, должно быть, разбиты колени от горских плясок – хлопнет дверцей автомобиля и умчится по проспекту Наартаа на скорости сто двадцать километров в час... потом появится снова (развернется у старого кинотеатра), чтобы Натали разглядела, как хорош его серый кабриолет со сложенным верхом.

– Я буду ждать в ресторане «Рица», – этому Натали не дала бы больше пятнадцати. Не ясно, откуда взялся: чей родственник или друг? Фотограф, торговец, экскурсовод?

Он приглашает Натали и всех случайных свидетелей (по кавказской традиции без пошлых мыслей о тет-а-тете):

– Приходите в любой вечер, это ресторан моего брата, – совершенно по-абхазски не уточняя, что троюродного. – Накрываю стол на десятерых.

– Что твои абхазские сепаратисты? – звонит вечерами отец. – Выбрали себе президента?

Общая память о девяностых – наследство, от которого Натали не избавиться, тысячу раз назовись русской. Также как не забыть этого лета и желтых парапланов в небе над Павильоном.

Алхас – означает «самый лучший, особенный». При нем рыжая Эсма не шутит про баранов: осенью Натали уедет (в другие широты – воронежские ли, нижегородские ли), тревожно побежит мутная сентябрьскими ливнями Бзыбь мимо заброшенных домов сванов, снег ляжет в горах, укроет пустые гильзы, и другая, настоящая апсуа, будет стоять на абхазской свадьбе.

В темном зеркале бабушкиного трюмо перезимует хищная птица: с годами заострятся ее скулы и кончик носа, глаза сядут в глубокую тень... Неторопливый таможенник последним узнает от рыжей Эсмы: Натали родилась здесь несмотря на девяностые.

___

*Апсуа – самоназвание абхазских народов.

** Асәысәый – индюшка (абх.)

 

Для добавления комментариев, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Затем, войдите, как пользователь.

 

Меню пользователя

Авторизация



Кто онлайн

Сейчас 137 гостей онлайн

Лента новостей кино