gototopgototop
Главная Критика, отзывы Коптер Хильда Вечерние осы (Часть первая)

Последние комментарии

RSS
Вечерние осы (Часть первая) PDF Печать E-mail
Критика, отзывы - Коптер Хильда

Русскоязычные журналы и альманахи Финляндии, 2013 г.

В начале года принято раздавать премии за всякие прошлогодние художества. Приобщимся.

Официоз

В ушедшем году в сетке вещания финского телевидения появились новости на русском языке. Почему нет, собственно? Есть же здесь новости на саамском и новости с сурдопереводом. Злые языки тут же окрестили программу «Новостями для Путина». Я, правда, программу сразу переключаю – раздражает. Объясню. Ведущие, все как на подбор, с полным отсутствием харизмы, истуканами таращатся в «подсказку» – коллеги с северо-корейского ТВ нервно курят в (коридоре) в специально отведенном для этого месте – к тому же, язык новостей сух, скуден и неуклюж. По мне – количество ведущих сократить и взять на освободившиеся деньги переводчика с хорошим культурным уровнем и грамотным родным русским языком. С оставшимися дикторами тоже что-нибудь срочно сделать – помыть, покрасить, рассказать, что в жизни много других хороших профессий. И вообще – Вилле в студию!

Мне иногда кажется, что финская YLE задалась целью сделать вещание на русском – как раньше на радио, так и ТВ – максимально противным. Чтобы все было как можно скучнее и неинтереснее. Все – как из-под палки сделано, дурно и неинтересно. Радио я перестала слушать много лет назад, когда устала изумляться – в какой стране все сообщаемое твориться и еще помню, как бросив приготовлять уроки или ужин, уставившись в радиоприемник, старательно преодолевала, артикулируя с финской ведущей, родные щипящие, при этом смысл сообщаемого окончательно терялся с ростом физического напряжения. У меня всегда так – не умею совмещать физические и умственные нарузки.

Да что там YLE. А другая государственная контора, KELA, занимающаяся выплатами населению медицинских пособий и стипендий берется разъяснять особенности этих выплат, по собственному мнению, просто и понятно:

«Компенсация вычитается прямо из счета».

«До уточнения окончательного размера пособия на оплату проживания из расходов на оплату проживания вычитывается доля собственной ответственности».

«Когда вы выплачиваете ваш кредит на обучение, при налоогооблажении вы можете получить вычет по кредиту на обучение».

То же ведь, кто-то трудился, пыхтел, переводил. Деньги получал.

Интересно, а на английский они примерно так же переводят?

Новости YLE для ограниченного контингента русскоязычных на территории дружественной державы награждаются Рождественским козлом 1-й степени. Из свинца.

Простые и понятные брошюры KELA получают Кредит на компенсацию.

Теперь – к печатному.

 

Альманах «Тайвас»

Кстати, идеальное название для моющего средства, вы не находите?

Тайвас – для вас!

Как всегда, поэзия – бескрыла, юмор не смешон. Гладенько и ровненько, глазу зацепиться не за что, ни яркой строчки, ни свежей мысли. Вроде как по пустыне едешь, все пески да пески, ну и небо, само собой, без границ. Для бедуина, понятно, и в песках своя красота есть, но мы ведь не бедуины. Нам автобан подавай и бешеные скорости, как в Германии. Кстати, когда читаешь авторов альманаха, проживающих в Германии, делается не то, что бы неловко, а даже и стыдно перед принимающей стороной. Боже, храни Германию!

Не подвела, как всегда, Надежда Жандр. У нее вышла книга стихов «Пчелы рассвета» – поздравляю. Тайвас публикует такие строки моего любимого автора –

 

Не дай по датам памяти босой

Как по стеклу хрустящему кружиться.

Морозный гелий, пудра и корица,

Пыльца ли, прах, да с неба снег и соль

Где воздух индевеет, бога ради, –

Лед пальцев липнет к шелковой груди, –

Не дай увидеть то, что впереди,

Не дай прочесть себя в пустой тетради.

Уф! Можно клип «Босая память» снимать с Леди Гагой в главной роли – так и вижу, как героиня кружиться в странном пространстве – не то склад, не то небеса, а она – босая по стеклу. А вокруг вихри корицы, соли, пудры и снега, а из стен торчат гелиевые пальцы-сосульки да все норовят в шелковую грудь Гагы, подлые. А она убегает от них, вперед, в пустоту.

А вот еще – зацените.

Полуулыбка гетеры

Страстный розовый крокус

Так не поют, не целуют.

Так кольцами струится аспид Клеопатры

и щелкает бич. Поцелуй, как укус,

Привлекает немногих. Но сильно.

Адское изобретение. Искусство в себе.

Блаженство, вызывающее тоску.

И утро... сродни химере.

Вода фонтана становится липкой,

изображения – плоскими.

И боль внутри от раннего простатита.

О, нестерпимый свет!

И, сам себе противен,

Усыпанный чешуйками поцелуев,

Нерон примеряет женское платье...

Сегодня все будет совершенно иначе... иначе...

Что вы мне все – Бродский, Бродский. Отдыхает Бродский, когда Надежда Жандр берется за перо, т. е. лиру, пардон.

У меня возникли проблемы с чтением Тайваса. Когда я это делаю на работе, уставившись в комп, сослуживцы начинают подозрительно смотреть в мою сторону и участливо спрашивать – «У вас что-то случилось, Хильдегарда Генриховна?» Пугаются, сердешные, моего напряженного выражения лица. Дома же семейство недовольно, когда я, начитавшись Тайвасу, брожу в халате по дому, размахиваю руками, смеюсь и оживленно дискутирую сама с собой, мучительно ища ответ на вопрос – почему, собственно, это все называется литературно-художественным?

Понятно, что Альманах всемирной русскоязычной диаспоры, как широко размахнувшийся, отражает общее состояние пишущего сообщества, где – немного совсем плохого, и еще меньше – по настоящему хорошего и талантливого. А остальное – средненькое. Плохенькое.

Нечестно было бы это самое хорошее не отметить – хорош небольшой текст грека Христоса Контовунисиоса. Непонятно только, почему имя переводчика – Елены Андрейченко – размещено впереди текста, а не скромно в конце переводимого, как это принято?

И – рассказы Георгия Гамсахурдии. Казалось бы – особо и ни о чем, однако это то, что остается.

С другой стороны, определенный интерес альманах, конечно, представляет. Но этот интерес чисто антропологический. Для научных сотрудников и аспирантов, специализирующихся на особенностях адаптации российской эмиграции четверто-пятой волны – это просто клад. Потому как большинство публикаций – это тексты, которые интеллигентный человек пишет в порядке саморефлексии, извините за выражение. Осмысливая пережитое, себя в новых обстоятельствах, освобождается от ненужного и идет вперед. Подобные тексты имеют оздоровительтно-терапевчиское воздействие на организм пишущего, но к литературно-художественному процессу никак не относятся.

Вообще странно, что альманах, взявшийся за труд раздавать премию В. Сирина, размешает на своей странице в интернете строки Маяковского «Светит всегда, светить везде...», – и дальше по тексту, – пока вновь не станет тошно от накативших школьных воспоминаний – запахов мела, мочи и табачного дыма из мальчишеского туалета, портретов Ленина и Горького иже с ним, визгливой математички и сурового военрука.

Итак, единой в трех лицах Елене Балк (руководитель проекта, учредитель альманаха, шеф-редактор) вручается премия – фигурка шоколадного Пушкина (наше все) с наполнителем. Откусываешь голову поэта – и на пузо льется шампанское! Ура, с праздником, товарищи!

 

Журнал «Литерарус»

Десять лет без права переписки. Потому что переписывать нечего.

Поезд в жнивье.

Почему-то даже представить себе не могу, что бы кто-то из моих знакомых на полном серьезе поделился со мной в письме радостью от прочитанного в Литерарусе. Разве что френды кинут типа: «Жесть»! А оно, и правда, – жесть (в трех частях):

ЛЮДИ НА ТЕРРИТОРИИ ДЕНЕГ

1.

люди на территории денег

вечная злоба

и непонимание друг друга.

2.

люди на территории денег

ни шагу без договора

иначе – атомный взрыв ненависти.

3.

люди на территории денег

это значит

всегда на войне.

А вот того же автора, лиричное:

А поезд, как пьяный, качается.

Он едет в родное жнивье.

А жизнь потихоньку кончается.

Ну ладно, я пожил свое.

Что было, то сплыло – не помню я

Ни Ольстер, ни Осло, ни Рим...

А в сердце… а в сердце огромная

Любовь к домочадцам моим.

Пусть их приютила неметчина –

Они остаются со мной.

А все, что мной было намечено,

я выполнил даже с лихвой.

Запомните это имя – Евгений Степанов. Я уверена, он нас еще порадует.

 

Центнеров с гектара.

Ну, так вот. Весь прошлый год Литерарус запоем праздновал свое десятилетие. И все как-то больше датами да цифрами (устами главного редактора Людмилы Коль) доказывал свой вес и вклад.

Берет ли, волнуясь, госпожа Главный Редактор интервью у составителя «Автобиографий современных русских зарубежных писателей» Владимира Батшева:

«Почти у каждого автора в конце представлен список публикаций. Но книга создавалась 6 лет. Вас не смущает, что информация за время собирания материала может устареть? Например, у меня за эти годы вышло 7 новых книг и 7 под моей редакцией?»

Читает ли на страницах редактируемого ею, Людмилой Коль, Литераруса заметку о литературно-музыкальном вечере посвященном творчеству Людмилы Коль, где прозвучали в ее же, Людмилы Коль, исполнении Людмилою же Коль написанные рассказы:

«Здесь (В Финляндии) Людмила Коль написала 6 романов, у нее вышло 14 книг и 10 книг вышли под ее редакцией».

И как-то делается понятно, что, скажем автор, написавший, 7 рассказов и одну повестушку, рядом с Людмилой Коль ни стоять, ни сидеть не должен. И вряд ли когда будет напечатан в Литерарусе, потому как масштаб, то есть объем, не тот. И вообще, не наш человек, и фамилиё у него — Селинджер.

Вообразите Торжественное заседание по поводу. Звучит доклад с трибуны: «За отчетный период на страницах историко-культурного и литературного журнала Литерарус было напечатано: романов – 3, повестей – 148, рассказов – 232, из них переводов – 179, поэм – 26, стихов – 341, виньеток – 23, ессе – 30, некрологов –3, рекламных объявлений, объявлений «куплю-продам» – 12, в рубрике «знакомства» нашли друг друга 3 человека». Зал рукопа… то есть рукоплещет.

И еще как-то нравится главному редактору ставить себе в заслугу, какие замечательные библиотеки – буквально от Гарварда до Беркли, от Сорбонны до МГУ, от Севильи до Гренады выписывают Литерарус. Как будто обязательная подписка есть проявление читательской любви. Помнится, в Советском Союзе каждый член компартии обязан был подписаться на журнал «Коммунист» или там «Вопросы мира и социализма». Это ж страшно подумать, какие тиражи (успех у читателей)! А уж сколько лесов загублено, сколько щепок летело ради тиража...

Русский как сводный.

У Литераруса есть свой постоянный автор (кроме самой госпожи Главного Редактора, Люмилы Коль, разумеется). Его зовут Игорь Воловик. Умеет ли он писать?

«Я заканчиваю текст на фоне пляжного полотенца на перилах балкона с видами на террасы и черепицы Калельи».

Жизнь у «аффтора», судя по всему, удалась. Он много путешествует, причем, кажется без особой казенной надобности. Пытается описывать увиденное, но это у него очень плохо получается. И если с именами существительными он еще как-то справляется, немножко пользуется прилагательными, то с глаголами у него беда полная. Не справляется он с этой частью речи. Оно и понятно, ведь в любом языке – глагол самая коварная вещь, Это вам любой изучавший языки скажет. Часто ни этой коварной части речи знакомство с иностранными языками и заканчивается. «Метро, базар, море, бутик, магазин, дорого» – ну и достаточно.

«Камарг... Дельта Роны. Страна лошадей, быков, фламинго. Корриды. Южных выговоров. Каналов, озер, прудов, салин».

И поди догадайся, о какой стране речь, и кстати, что за салин еще такой?

И начинает мне казаться, что русский Игорю Воловику и не родной и не то, что бы и выученный. Он ему скорее сводный.

Злыдень писюкастый

А еще есть приложение к Литерарусу – Встреча, «книга для чтения в иностранной аудитории (курсы русского языка)». Раньше, помнится, как-то обходились рассказами русских классиков – Чехов там, Толстой. Литерарус же решил внести некий «оживляж» в скукотищу русскоязычной классики.

Мне очень понравился рассказ Полины Копыловой «Этика и психология семейной жизни», где она откровенно и смешно рассказывает о своем детстве. Ну хорошо, хорошо, героиня Копыловой рассказывает о своем детстве:

«...я – дурочка. А стало быть, не знаю Самого Главного. То есть того, чем мужчина и женщина занимаются в постели...»

И одноклассница-недурочка берется объяснять героине рассказа «об этом»:

«...дальше мужчина ложится сверху, ну, они там целуются, он ей трогает там, ну, где персик, что бы она стала мокрая, а она трогает его этот, ну, что бы встал…»

Потом есть текст об изобретении автором в области гигиенических прокладок – цитировать пожалуй не буду, отмечу, текст уместен как изящное дополнение к рекламе прокладок «с крылышками» в какой-нибудь журнал дамского чтения. Хорош рассказ воспитания «Модная болезнь».

«В нашей семье много говорили о болезнях... Больше всего запомнилось словосочетание «модная болезнь», в связи с которой, то одну, то другую бабушкину подругу оперировали. Результатом операции всегда было «удаление»...»

Ребенку, само собой, о женских болезнях не рассказывают. Далее юная героиня, будучи летом на даче, идет с тетей в общественную баню, где и обнаруживает «молодую женщину и мальчика моих примерно лет (мне было четыре). А между ног у него болталось что-то некрасивое, вроде сосиски».

Тетя объяснить увиденное не берется, смущается, своим поведением подтверждает догадку девочки, что у мальчика «самая что ни на есть модная болезнь и ему скоро придется делать операцию по удалению».

Прелесть что такое. И все бы ничего, если бы «книга для чтения в иностранной аудитории» не подразумевала разбора вопросов к тексту и не предлагала тему для обсуждения. В аудитории. Какие будут варианты?

А как в вашей стране называют половые акты между мужчиной и женщиной? Между мужчинами?

Как в вашей стране называют мужские и женские половые органы?

И я почти уверена, что иностранная аудитория отзовется, особенно если дискуссия развернется в северных странах. Здесь в половом смысле народ грамотен, за южных католиков не ручаюсь. Единственное, не могу представить, каково учителю, носителю великого и могучего. Который родом из страны, где секса нет.

Буду с нетерпением ждать видеоматериалов к курсу. В помощь учителю.

Главному редактору Литераруса Людмиле Коль вручается на съедение 10 кг финских салмиакков – соленой лакрицы. Гадость редкая, доложу я вам, и отчего-то продающаяся в отделе сладостей.

___

КЕЛА: «Учеба» пособие для учащихся и военнослужащих; «Дом и семья» Пособие для семей с детьми и пособия на жилье. Коротко и понятно. 2013.

Тайвас №5, №6 2013.

Литерарус №4 2012; №1 2013; №4 2013.

 

 

Для добавления комментариев, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Затем, войдите, как пользователь.

 

Меню пользователя

Авторизация



Кто онлайн

Сейчас 61 гостей онлайн

Лента новостей кино